Информация
Интересности
Литература
Искусство
Детям
Предложения
Каталог
Об авторе


Детский интернет-журнал «Санька - Бешеный кролик!»

Превосходное место для Вашей рекламы!

Мой мир. Персональный сайт Ольги Тышковец

Архив: история как она есть и загадочные явления

Украина.doc - Сетевое издание



Проза

      Главная - Литература - В погоне за временем - Эта страница






В погоне за временем


Когда время за тебя

1.
Она шла, печально раздумывая. «Что происходит? Еще недавно я чувствовала себя так легко и свободно! И с родителями был контакт, понимание. У меня ведь самые классные папа и мама! И об этом говорят все: друзья, знакомые. И вдруг – наезды, раздражение. Мама хочет меня построить, контролирует, говорит о каком-то режиме дня, пытается планировать мои действия, чистит мой стол, сумки, этажерки, тумбочки. Понятное дело, я - против. Она вторгается в мой мир, неужели не ясно? Когда я не укладываюсь во время, они придумывают мне всякие наказания! Блин! Они забыли, что я уже не маленькая, что подростковый возраст тоже давно позади. Мне уже 19, скоро 20. Я могу принимать самостоятельные решения – куда идти, насколько, когда ложиться в постель, сколько висеть «В Контакте»! Папа вообще офигел! Кричит, швыряет стулья (в доме уже ни одного целого не осталось!), без разрешения чистит мою мобилку и цифровик. Конечно, я просто не успеваю удалить ненужные смс-ки и зарядить мобилу, отчего наша с ним связь бывает невозможной, а он, пытаясь мне в этом помочь, удаляет то, что я наверняка бы сохранила. Разумеется, я воплю, на что он всегда реагирует ответным заводом: «Не ори, я сказал!». Короче, им можно все, даже стукнуть меня (я, конечно, истерю: «Руки! Убери руки!»). Потом нам всем плохо, мы долго разбираемся, кто прав, кто виноват (и, конечно, не сомневайтесь, что всегда виновата я), и я прошу прощения. Все успокаиваются, и мама резюмирует: «Ты должна измениться, и тогда в доме будет мир. Еще раз повторится…». Дальше, вы понимаете, речь идет о различных ограничениях и наказаниях. Они знают, от чего я сейчас не могу отказаться. Поэтому наказание всегда связано с Интернетом. Папа придумал вынимать какой-то проводок, после чего войти в Интернет я уже не могу. Когда они меня совсем достают, я ору, что убегу из дома от их произвола. Тогда мама начинает плакать, и мне становится ее очень жаль. Потом она пьет «Корвалол» и старается, чтобы я мучилась чувством вины. Ей это удается, и тогда начинаю плакать я. Иногда после этого мы миримся – и расходимся спать, а иногда ссора идет по второму кругу. Тогда, после долгих нравоучений, мы заканчиваем часа в 2-3 ночи. И получается, что то, чего мама добивается, а именно, чтобы я легла пораньше и встала на первую пару (тоже еще придумали – на 8-30!), не выходит. Конечно, хорошо, если мы ложимся, примирившись. Тогда и просыпаемся в нормальном настроении, как будто ничего и не было. А если не помирились, долго никто уснуть не может, и все встают злые и не смотрят друг на друга. И почти не разговаривают.
Родители считают, что я спокойно миновала подростковый возраст. Я тогда боролась с лишним весом, была недовольна собой, неконтактна и жутко закомплексована. Короче, я была слегка тормозом и более послушна. У нас тогда был старый компьютер, и занимал его в основном мой папа: он потерял основную работу, подрабатывал ночными дежурствами, а дома писал книги по заказу издательства. Это занятие было для него спасением от депрессии и научило работать на компе. Он написал 8 книг, а заплатили ему только за три (это были 90-е годы, ему сказали, что остальные не вышли, а издательство перестало существовать). Потом, в Интернете, папа нашел свои книги, их стоимость, они, оказывается, были изданы, просто отца взули, не заплатив ему. Папе было очень обидно, но тогда было такое время, постсовковое, многие оказались скрытыми мошенниками (некоторые даже разбогатели на неподготовленных к дикому капитализму советских людях, совках, как их называет папа). А мои родители были и остались честными и открытыми людьми. Сегодня таких называют «лохи». Конечно, они уже немного научились различать обман и меня учат этому, но на некоторых его разновидностях и ухищрениях попадаются и сейчас. Нет, они не дураки и не лохи. Просто искренние и добрые люди. Они хотят сохранить свои ценности, несмотря на то, что сегодня это считается атавизмом и глупостью и не популярно. Сегодня в моде быть расчетливым, гламурным и думать только о себе, любимом. Остальные подвинутся. Я, наверное, похожа на них, потому что эта мода мне не нравится. Я не стремлюсь захомутать крутого парня и быть стервой, переступающей через соперниц и конкурентов. И от этого у меня не счесть проблем. С парнями сложно (много знакомых – толку мало), с девушками тоже непросто (я для кого-то соперница, для кого-то просто странная, несовременная). Вот «Контакт» только и спасает – можно общаться в переписке, обдумывая ответы, а фотку для аватарки выбрать повыгоднее, где больше проявлены твои достоинства и сокрыты недостатки. «В Контакте» мне пишут многие, особенно парни. И так классно и легко общаться. Если встречаешься потом с виртуальным другом – часто бываешь разочарованной. И, наверное, не только я, но и мною. Но с некоторыми своими друзьями я познакомилась «В Контакте», встретилась, и мы продолжаем оставаться хорошими друзьями. А вот виртуальная любовь еще пока не стала реальной. Но ведь это вполне возможно.
Теперь вы можете понять, что я сейчас просто не могу выживать без «Контакта». Это целый мир! Какой уж там режим! Только в ночное время можно забить на зачеты, модули и срезы моего универа (я учусь в педагогическом, на музпеде). Утром я, конечно, практически не могу подняться на первую пару. Все первые пары у меня «нб». Потом пересдаю. Мама говорит, что я псих потому, что не высыпаюсь. И еще о том, что это делает меня рассеянной, невнимательной и влияет на память. Потому они с папой и объявили войну мне и моим ночным контактам. Сначала убеждали, нравоучали, приводили негативные примеры, потом показывали положительные примеры хорошо организованных людей, придерживающихся режима. Я вижу, как они стараются мне помочь. В чем-то время действительно стало моей проблемой. Бессонные ночи не проходят даром – день и ночь у меня начинают меняться местами: днем я вялая, во второй половине дня просыпаюсь, а после 24-х начинается актив. Мама утверждает, что от этого у меня проблемы со здоровьем. Возможно, она права, да и мне эта наша борьба и скандалы порядком надоели, но победить себя я пока не в состоянии. День загружен до предела, вечером или ночью – долгожданный «Контакт» или занятия в полной тишине. Правда, если после 24-х я вспоминаю, что мне нужна на лекцию по истории музыки презентация, то без папы мне никак не обойтись. Я начинаю к нему приставать, а он устал и хочет спать. Резонный вопрос: где ты раньше была? Я, конечно, говорю, что у меня было много других дел, но ведь их не обманешь, они заходили ко мне и видели мою переписку «В Контакте». Начинаются разборки. Я, само собой, нахожу аргументы в свою защиту: «Должна же я отдохнуть от лекций, переключиться!» и «Быть организованным – не значит контролировать каждую свою минуту и не расслабляться», но понимаю, что время я действительно беспощадно потеряла и снова придется сидеть полночи.
И еще одна проблема. Если я не сяду за музыкальный инструмент (фортепиано или аккордеон) до 23 часов, то потом нам стучат в стену, когда я начинаю играть, или прибегает сосед снизу и говорит, что он не может уснуть. Он уже забыл, что когда включает магнитофон и слушает тяжелый рок или просто громкую попсу, так что у нас пол вибрирует, то ему это позволено. И еще, когда напьется, барабанит ночью в дверь (его жена не пускает), а он вопит на весь подъезд. А мои родители ругают меня – люди имеют право на отдых, планируй свои занятия так, чтобы играть пораньше и не мешать кому-то отдыхать. Короче, планируй, организовывай, береги время. А если не выходит? Если это сильнее меня, и я уже даже Богу молюсь, чтобы Он мне помог сделать время не моим противником, а моим союзником? Родители ведь тоже не всегда правы, они тоже не понимают моего напряжения и перегрузок: учеба, оркестр, вокальный ансамбль, концерты, выступления, конкурсы. А еще и для души что-то надо: сходить погулять, потусить с друзьями-рэперами, дни рождения, свидания в конце концов. Нет, они, конечно, понимают, но хотят, чтобы учеба была на первом месте, а после 24-х я спала и все лекции посещала. Но это же просто нереально! И как тут быть? Вечные вопросы: кто виноват и что делать? И как усмирить себя и подружиться со временем? Говорят, что человек, научившийся организовывать себя, взрослеет. Но, может быть, при этом он что-то теряет? Какую-то свободу самовыражения, спонтанность действия – все подчинено расчету, графику, режиму. Это ведь зависимость от своих же планов! А я хочу быть свободной принимать решения по ходу действия! Только так можно услышать свое сердце и сделать в текущую минуту именно то, что надо, вопреки всем заранее составленным планам и программам! Ведь как часто мы планируем одно, а выходит другое. Человек предполагает, а Бог располагает! Возможно, Бог именно там, где мы слышим, что нужно делать сейчас, а не в наших человеческих планах? Правда, мама говорит, что это моя попытка себя оправдать, что это демагогия, и что Бог тоже может стоять за нашими планами. Хотелось бы в этом разобраться и что-то предпринять. А что – пока не знаю».
Так или примерно так размышляла золотоволосая, с выразительными серо-голубыми глазами и ровным, с небольшой горбинкой, носиком девушка Оля, идя пешком вдоль русановского канала до ближайшей станции метро. Была весна, и ветер развевал ее слегка вьющиеся мягкие, не очень густые, но длинные волосы, она щурилась от слепящего глаза теплого весеннего солнца и, открыв нежный, аккуратный ротик, жадно вдыхала весенний воздух после душной и неуютной после отключения отопления аудитории университетского помещения. Она была очень милой и симпатичной девушкой, но можно было заметить в ней некоторую неуверенность и угловатость, связанную с недовольством элементами своей внешности. Ее угнетали слегка выдвинутые вперед передние зубки (родительская наследственность!), а денег на бреккетирование у родителей пока не было. Ей казалось, что все проблемы в ее жизни именно от этого. Она неплохо пела и часто выступала на сцене университета, в творческом порыве забывая, порой, о своем недостатке – в такие минуты была очень естественна и хороша, так как сцену как певица ощущала своей родной стихией. На сцене она была самобытна и оригинальна, что делило ее слушателей либо на поклонников, либо на противников – не все принимают вокальную импровизацию. Но в повседневной жизни могла чувствовать себя очень скованно, если попадала в среду людей, рассматривавших ее как под микроскопом, по частям и деталям. Порой она надевала в таком обществе словесный защитный панцирь из шипов и колючек, и это помогало ей в нежелательном общении, но чаще мешало, так как выстроенные стеночки и барьеры вызывали еще больше любопытства, кривотолков и пересудов. Легче всего она чувствовала себя с ребятами старше 20 лет, не склонными к язвительному критиканству, с веселым, доброжелательным, открытым нравом. В такой среде она переставала себя контролировать и раскрывалась, как бутон прекрасного цветка – сразу можно было заметить, что она неглупа, незлобива и талантлива.

2.
- Привет! – услышала Оля за своей спиной. Погруженная в свои мысли, девушка от неожиданности вздрогнула. Весело улыбаясь, на нее смотрел парень из ее института. Оля знала, что Денис учится на другом факультете, где готовят будущих преподавателей изобразительного искусства.
- Привет! – немного смущенно ответила она и тоже улыбнулась.
- Ты до метро пешком?
- Да, решила слегка прогуляться. Классная погодка сегодня.
- Ну, да, весна совсем разгулялась. Солнце сегодня как очумелое. Загорать можно. Грешно учиться в такую пору. Пляж, шашлыки, прогулки под луной – вот это да. А тут зачеты, на носу экзамены. Издеваются над студентами преподы.
- Некоторым удается совмещать…
- А тебе?
- У меня со временем нестыковки. Мне его хронически не хватает.
- Что так? Оно тебя не жалует или ты его?
- Боюсь, что это взаимно.
- А ты не бойся. Когда взаимно - хорошо, плохо без взаимности.
- Мне надо как-то договориться с ним. А как, не знаю.
- Ты о чем?
- Да так. Все самые важные и интересные дела происходят в моей жизни по ночам: общение «В Контакте», поиск курсовых и рефератов, музыку и стихи я тоже чаще всего сочиняю ночью. А днем все скучно, пресно, однообразно, по правилам. У тебя иначе?
- По-разному. День на день не похож. Иногда рисую ночью, как будто стремлюсь выложить то, что накопил за день. Но если сильно устал, сваливаюсь без задних ног.
- А я даже если устала, не иду спать. Мама говорит, что я сопротивляюсь естественному порыву своего организма, своим биочасам. Я как бы борюсь с собой. Боюсь, что не успею все сделать. И что смешно, это время обычно мало производительно. Зато потом, после 12 ночи – самый подъем. Если бы можно было быть бодрой, проспав часа три-четыре, я бы так и жила.
- Не-е, я так не могу. Я на следующий день буду вареный.
- У меня тоже так бывает. Но лечь раньше не могу, словно что-то держит.
- Верующие люди в таких случаях идут в церковь, молятся, просят Бога о помощи. Ты веришь?
- В общем, да, молюсь. Но пока без изменений.
- У меня была одна девчонка знакомая, так она своим врагам мысленно подарки разные дарила, чтобы на них не злиться. Если вообразить, что время твой возможный враг, или ты к нему плохо относишься, то подари ему какой-нибудь подарок.
- Издеваешься?
- Нет, на полном серьезе. Лизка говорила, у нее выходит.
- Когда я хочу не злиться и не переживать, я пою.
- Ну, спой что-нибудь времени. Это и будет твой подарок.
- Да нет. Колдовством попахивает или каким-то самовнушением.
- Ну, может быть, это как психологический аутотренинг, некоторым помогает.
- Я в это как-то не особенно верю. Мне кажется, это действует кратковременно, а потом еще хуже.
- Что же делать? Ты что, каждую ночь не спишь?
- Почти каждую.
- Это круто. Я бы уже упал. А ты чувствуешь усталость?
- Да, конечно. Музыка спасает – она как-то выводит из сомнамбулического состояния. Но я стала очень нервная и раздражительная. С родителями ссорюсь почти каждый день.
- Я тоже по пустякам с предками перетираю. Иногда думаю, из-за чего ругаемся? Причины такие – просто смешно. А нервы друг другу портим капитально. Однажды даже к другу ушел ночевать, пока все улеглось. Что было!
- Я тоже грозилась, но мне их жаль. Они так переживают!
- А ты пробовала вести записи, дневники, составлять планы?
- Я много об этом думала. Хочу быть свободной от всяких и всяческих программ, чтобы легко перестраиваться.
- Даешь! Ты же будущий педагог! У них в школах без планов и программ уроков ничего не выйдет.
- В школьной педагогике сейчас применяют особые уроки. Они, конечно, не система, но уже какая-то попытка импровизации в процессе урока.
- Любишь импровизировать? - Когда пою – всегда. Но наши педагоги этого не любят. У нас обучают классическому вокалу, а всякую импровизацию считают влиянием америкосов. За мой вокал меня часто критикуют.
- Забей. Будь самой собой. Я тебя слышал на концерте, на День Валентина, ты пела «Колыбельную» из репертуара Гагариной. Это было супер.
- Спасибо! Стараюсь сохранить свой стиль. Но это у нас не приветствуется. И сплетен - хоть отбавляй.
- Талантливым всегда завидуют. Или боятся конкуренции. Шоу-биз – еще тот гадючник.
- Разные люди встречаются. Но выжить на эстраде действительно нелегко. Если за тобой никто не стоит. Прорываются либо пробивные, либо денежные, либо просто везунчики.
- Ты хочешь сказать, что талант себе дорогу проложить сам не в состоянии?
- Талантам нужно помогать. Продюсеры это хорошо знают и вьют из своих подопечных веревки. А самому пробиться через них нереально.
- Но пытаться нужно. Нужно пробовать что-то делать. И со временем ты сладишь.
- Ты в меня веришь?
- А то!
- Спасибо!
Ребята не заметили, как подошли к метро. Студенческий поцелуй был теплее обычного, формального.
- Ты меня озадачила! – сказал Денис. – Я попробую изобразить твои проблемы при помощи кисти и красок.
- А я музыкально! Ты подкинул мне идею – попытаться творчески решить проблему. Может быть, напишу песню или мелодию. Если что-то пойму или почувствую перемены в себе, встретимся, обсудим.
- Океюшки. До встречи.
Они разбежались. Денис еще пару раз оглянулся, наблюдая, как стройная Олина фигурка протискивалась сквозь толпу пассажиров ко входу в подошедший рейсовый автобус. Когда автобус поглотил девушку, Денис пошел на свою остановку.

3.
Но ни мелодия, ни тем более песня в этот раз не получились. Оля пришла домой, заскочила на минутку в «Контакт» - и утонула в переписке. Снова все пошло по кругу: мама с боем вынудила Олю отужинать, а фортепиано и аккордеон дождались Олю только в половине одиннадцатого. Собаку Герду вывел папа, а посуду вымыла мама. А Оля искренне хотела все это сделать и вовремя. Грустная мама во избежание очередной ссоры молча ушла спать. А папа уткнулся в свой новый компьютер со старым монитором и без Интернета, на котором он когда-то печатал свои книжки, а теперь крапал статьи для газеты. Быстро отыграв учебную программу, Оля снова погрузилась в мир социальных сетей и виртуальных бесед со знакомыми и незнакомыми. С интересом просмотрела страничку Дениса «В Контакте», его фотоальбомы. Но его не было в on-line. А так хотелось продолжить начатый разговор.
В половине двенадцатого Оля вспомнила, что завтра нужно сдать две темы по экономике и написать сценарий по методике дошкольного воспитания. Она когда-то подыскала подходящий сценарий, но забыла, куда его засунула. Перебирать горы папок с нотами ужасно не хотелось. У нее никогда не хватало терпения на поиски вечно куда-то пропадающих нот и конспектов. С этим великолепно справлялась мама, но она уже спала. Оля не рискнула ее будить – разразится скандал. «Напечатаю еще один экземпляр: сценарий есть в компьютере, бумага тоже, слава Богу. Вот только бы ксерокс не подвел – он что-то в последнее время глючит!». Оля вывела сценарий на печать – и… Ксерокс застыл, как парализованный. В сердцах Оля стукнула по крышке ксерокса: «Блин, ну что это такое! Папа, помоги!».
В проеме двери появился папа: «Оля, где ты была раньше?» От громких голосов проснулась мама. Выяснив, в чем дело, она спокойно перебрала все Олины папки и нашла нужный сценарий. Сегодня ей шуметь не хотелось. Она увела бушующего отца и с горечью посмотрела на Олю. «Опять то же самое», - говорил ее взгляд. Оля устало опустилась на стул. Предстояло еще много работы, часа на полтора.

4.
Денис размышлял над тем, что услышал от Оли. У него таких проблем не было. Он легко отходил от компьютера, но мог засидеться, делая карандашные наброски по памяти или перерисовывая понравившуюся картину. Сейчас он думал об Оле: воображение рисовало ее развевающиеся золотые волосы, страстный, горящий взгляд, волевой рот, динамику рук. Он вспомнил ее голос, полный отчаянной безысходности: как примириться со временем? В руках замелькал мягкий карандаш – и на бумаге появилась сначала стремительная Олина головка, потом ее худенькая, летящая фигурка. Она бежала, пытаясь догнать Лондонский Биг-Бен. Он был еще очень далеко, но в ее порывистом движении было столько веры и надежды… Денис сам себе удивился. Почему он не изобразил ее с Биг-Беном в руках, покорившую время? Потом понял – еще рано. И вдруг на него навалилась такая усталость, глаза стали слипаться сами собой. Отложив рисунок, Денис пошел спать.
А она не спала до двух ночи. Закончив свои дела, стала готовиться ко сну, но спать уже не хотелось. Побродив по дому, выпила валерьянки, потом взяла наушники, поймала какой-то музыкальный радиоканал и уснула с наушниками и под музыку. Под утро мама сняла с нее наушники и выключила радио.
Оле снилось, что она бежит по ночному Лондону, пытаясь добраться до башни Вестминстерского дворца со знаменитым Биг-Беном, а вредная башня не становится ближе. Оля никак не может к ней приблизиться: вот, кажется, она совсем рядом, рукой подать, но…Ноги уже устали, а часы еще так далеко.
Когда утром зазвонил будильник, Оля вынуждена была подняться, чтобы его отключить. Отыскала будильник не сразу. Заводя его ночью, она забыла поставить его у изголовья, оставила в гостиной. «Вот я и побегала за часами, как во сне», - подумала Оля.
Папа ушел рано, мама еще спала. Сегодня она оставалась дома, взяла на работе отгул. Мама работала в научной библиотеке и готовила инструкцию по работе с электронным каталогом. Взяв отгул, она хотела поработать в тишине, чтобы ей никто не мешал думать и анализировать.
«Не пойду сегодня в универ, нужно отоспаться», - решила Оля, но встала мама и стала подгонять дочку. В итоге девушка попала на третью пару.
День промелькнул, как одно мгновение. У входа в здание университета ее уже выглядывал Денис. Оля шла с подругой Светой, единственной, годами проверенной подругой, которая не отошла от нее даже тогда, когда у нее осложнились отношения в группе. Оля уже не помнит, отчего стала меньше общаться с одногруппниками, скорее, это была реакция на их колкости. Оля подозревала, что у кого-то – зависть, у кого-то – обида на неосторожное слово, у кого-то – просто неприятие и даже презрение. Она знала, что о ней много сплетничают, знала также, что ее видят через себя, чаще неправильно, выдумывая какие-то свои характеристики. Она не стала никому доказывать, что не такая… Просто немного ушла в себя. А вот Светка не пошла за теми, кто пыталася настроить ее против Оли. Она быстро разобралась в ситуации – и поддержала подругу.
- Привет, Ден, это Света.
- Привет! Ну, как ты, сочинила что-нибудь?
- Вчера нет, все пошло по старому сценарию.
- Оль, ты о чем? – вмешалась Светка.
- Да мы тут с Деном время укрощаем. А оно - нас. - Я тут для тебя кое-что изобразил, хотя и не знаю, почему именно этот образ родился… Но мне кажется, что это пока какой-то намек, а не решение проблемы. У Оли на лице было такое удивлении, когда она взяла в руки листок бумаги со своим изображением, что Денис опешил.
- Что-то не так?
- Очень странно… Ты изобразил, что я догоняю Биг-Бен, который еще так далеко, а ведь именно он приснился мне в эту ночь! И во сне я тоже бежала по улицам Лондона, а Биг-Бен удалялся от меня. Я проснулась, так и не догнав его.
- Круто! Что-то в этом есть. Мы с тобой двигаемся в одном направлении.
Светка удивленно хлопала глазами.
- Оль, может объяснишь?
- Давай потом, я сама еще ничего понять не могу.
Они вместе дошли до метро, непринужденно болтая о разных мелочах: о преподавателях, экзаменах, выпускном концерте, любимых хитах и музыкантах. Денис интересно рассказывал о том, как композитор Скрябин пытался совместить музыку и живопись, каждая нота у него имела свой цвет.
- Зайди сегодня в on-line, поболтаем.
- Оля, попробуй озвучить то, что тебя напрягает во времени, а я попробую это изобразить не только графически, но и в красках.
- Я попробую.
- Только попробуй, ладно? Ты знаешь, мы часто сами себя тормозим. Может быть, не зря именно Лондон…
- Почему?
- Говорят, англичане – люди очень организованные, любят точность и пунктуальность.
- Олька, ты пытаешься справиться со своими опозданиями? - въехала в разговор Светка.
- И не только. Привычка опаздывать и увлекаться посторонними вещами на фоне более важных – это лишь часть моей проблемы.
- А помнишь, ты пела этот хит: «Мне приснилось небо Лондона…»? Папа еще придумал тебе любительский клип с изображениями Лондона и твоими прогулками по Киеву?
- Светка!
- Ну и что! Человек не может уметь классно петь и при этом быть еще и клипмейкером! Для этого существуют профи в этой области.
- Оля, все в норме! Ведь если бы мне понадобилась музыка, я не стал бы ее сам писать, а обратился бы к тебе или таким, как ты.
- Ну все, по коням. Где мой пегас? – засмеялась Оля, и они с Денисом пошли к своим автобусам, а Светка – в сторону метро.

5.
Оля долго смотрела на рисунок. Потом включила комп – и стала слушать свои любительские записи и клипы. Они были плохого качества, так как запись на студии стоила немалых денег, а обещанную музыкальную плату к компьютеру папа еще не купил. Оля нашла запись «Небо Лондона» и прослушала. Вспомнила сон – снова просмотрела клип. Красивый город! Только впечатление от него какое-то холодное и занудливо-чопорное. Может быть, истина посредине? «Но ведь мне не хватает именно того, что есть практически в каждом лондонце и даже англичанине. Мои папа и мама, хоть и пытаются мне помочь, но во многом такие же, просто жизнь их немного мобилизовала. Вот они и пытаются ускорить процесс моей мобилизации. Чтобы я имела меньше проблем в жизни.
Мамина сестра, тетя Люда, которая сейчас живет в Риге, уважает европейскую собранность, вежливость, такт и организованность. Ей нравится Рига, и она не хочет покидать этот город, хотя в Киеве у нее есть квартира.
Моя мама с тетей Людой мало похожи: тетя – строга и очень аккуратна, немногословна, мама – импульсивна, общительна, эмоциональна. Но обе они очень добры по сути. У папы с мамой много общего в характере и интересах. Вот и я похожа на них. Вперед, Ольга, сказала бы тетя Люда, у тебя есть задатки упорядоченности с обеих сторон (папина сестра, тетя Наташа, знает, что такое порядок в делах и в быту). Ну, что ж, попробую совместить в себе славянина и англичанина, раз такие наводки. Что поделаешь – зерно пало на каменистую почву и заглушено сорняками (знания, ментальность, привычки, характер), - вспомнила Оля евангельскую притчу. Нет, упасть бы ему, этому зерну, на благодатную почву, я, наверняка, была бы успешнее».
Оля взяла Библию, заново перечитала притчу Христа о зерне (слове), посеянном в разные почвы (людские души). Да, без небесной помощи тут не обойтись. Помолилась, как умела, вспомнила, как впервые поверила в существование Бога (в пять лет, на даче, когда сахар закончился, и мама посоветовала помолиться, чтобы Бог его послал – и сахар вдруг появился в сахарнице). Конечно, это были родительские шалости, но потом, в десять, в лагере, на реке, когда она тонула и позвала Бога, то сразу почувствовала почву под ногами. Вера в божественную силу укрепилась. Потом были разные церкви – православная, протестантская, - первое покаяние, обряды крещения в реке, неоднократные причастия, состояние душевной гармонии, исцеление – и освобождение от религии вообще. Теперь Оля знала, что Господь живет в ее сердце, слышит ее, но есть душа и тело, которые еще не в гармонии с духом. В церковь она иногда ходила, всегда ощущала себя с Богом и молилась.
Оля села за свое красное фортепиано – свидетель ее исполнительских и творческих мук. Какое-то время просто играла, наслаждаясь звуками. Потом вдруг появились первые новые звукосочетания, за ними – следующие. Оля схватила диктофон и стала записывать то, что родилось. «Потом запишу ноты», - решила она не отвлекаться.
Мама позвала Олю обедать. Иногда они обе так увлекались, что обед плавно переходил в ужин. Было уже около шести вечера. - Мама, не трогай меня сейчас, ладно?! – попросила Оля, но мама уже все поняла, так как знала, как дочь ведет себя, когда что-то сочиняет. Да и мелодия была какая-то новая, даже не в Олином стиле.
Готовую запись Оля сбросила на компьютер и вошла в «Контакт». Денис уже ее ждал. Выставив запись, Оля замерла в ожидании: что скажет Ден. Он какое-то время молчал, потом застрочил, что это очень классно, и что он знает, как это изобразить. И вышел. Минут десять Оля погуляла по «Контакту», ответила на пару сообщений – и тоже вышла. На душе было тихо и как-то пусто, гулять по Интернету больше просто сегодня уже не хотелось. Она молча пообедала (чем очень удивила маму, которая привыкла, что она трещит без умолку, пока не расскажет обо всем, что произошло за день) и ушла к себе.
Переписала Юлькин конспект (завтра надо отдать!), перечитала курсовую, отобрала из нее материал для защиты, распечатала. Ксерокс-принтер вел себя послушно, как никогда. Все выдал на гора, даже ни разу не зажевал бумагу. Чудеса, да и только. Папа уже был дома, они слегка поболтали. Посмотрев любимый сериал, Оля почувствовала усталость во всех мышцах тела, пожелала родителям «спокойной ночи» и завалилась спать.

6. Утром Оля встала с такой легкостью, какой давно не ощущала. «Я просто выспалась, или что-то все-таки произошло со мной?», - удивилась она и побежала собираться в универ. У родителей был просто шок. Сама встала, легка, как птичка, поет, порхает.
- Олечка, что с тобой? – спросила озадаченная мама. – Ты не влюбилась, дитя мое?
- Любовь висит в воздухе! Весна, мама! – весело ответила Оля и умчалась.
С Деном они столкнулись прямо в дверях института. Он улыбался и был так красив, как никогда. Оля впервые отметила его каштановые волосы, мягкие и шелковистые, почти достигающие плеч. Он был высоким, немного сутулым. Глаза - темные, выразительные, -смотрели прямо внутрь души. Казалось, он понимает все, о чем она думает. Он протянул ей листок бумаги. Акварельный рисунок был явной абстракцией, но можно было различить силуэт девушки, стоящей на башне у огромного круглого пустого циферблата. В руках у нее были стрелки, а в воздухе в виде непонятных птиц неслись к ней навстречу цифры – 2, 3, 7, 8. Девушка подхватывала цифры острием стрелки. От рисунка веяло таким покоем, радостью и гармонией, что Оля стала плакать. Но это было от радости. Она подошла к Денису и поцеловала его. Сзади кто-то захихикал, но ей было все равно. Она была счастлива.

7.
Летом следующего года подруга тети Люды, работающая в Англии, пригласила Олю с тетей Людой к себе. Они поехали вместе с детьми этой подруги, которые оставались на Людином попечении, пока эта подруга работала в Англии. Оплатить их дорогу, а заодно и заглянуть к ней в гости, в Париж, вызвалась другая подруга тети Люды, Марина, десять лет тому назад вышедшая замуж за француза.
За этот год в Олиной жизни произошли изменения. Они с Денисом приняли решение быть вместе, и эта поездка была своеобразным подарком тети своей племяннице. - Ты обязательно должна постоять под Биг-Беном и передать ему от меня привет, - сказал Денис, прощаясь.
А через два дня они стояли там вместе. Родители Дениса сделали молодым свадебный подарок: купили Дену тур в Лондон на неделю. На месте им удалось договориться, что Денис поедет с Олей в Париж, а оттуда они будут возвращаться вместе.
Оля немного подсобралась, стала менее разбросанной. Иногда старые привычки еще давали о себе знать, но рядом всегда оказывался Ден, такой внимательный и любящий, что все быстро становилось на свои места.
Жизнь сделала такой крутой вираж, что Оля и ее родители все еще не могли придти в себя. Но они уже понимали, что время повернулось с благосклонностью к ним лицом, что наступило другое время в их жизни – время сбора благословений после долгого и мучительного времени отдачи долгов и бесконечных трудностей и неудач. Они все понимали, что им помогла не только воля Божья, но и воля человеческая изменить свою жизнь, изменить себя. Да, мы не можем без Него, а Он ничего не делает без нас, без нашего желания иметь другое сознание. И без Любви, Веры, Понимания и Поддержки. Тогда мы не одни – кто-то обязательно вовремя и случайно окажется рядом.

© Елена Тышковец, 2009


 


 

      Главная - Литература - В погоне за временем - Эта страница

яВОТ. Интернет-всячина