Информация
Интересности
Литература
Искусство
Детям
Предложения
Каталог
Об авторе


Детский интернет-журнал «Санька - Бешеный кролик!»

Превосходное место для Вашей рекламы!

Мой мир. Персональный сайт Ольги Тышковец

Архив: история как она есть и загадочные явления

Украина.doc - Сетевое издание



Ироническая фантастика

      Главная - Литература - Пиво для Штирлица - Эта страница





Иди
Фантастическая сказка для самых взрослых

За окном вьюжило. Ветер неистовствовал, заваливая землю сплошным белым саваном. А здесь, в этой комнате, мирно спал уют. Здесь было Царство Света и Тишины.

Внезапно ураганный порыв ветра распахнул окно, с силой сорвал гардины и закружился с ними в бесовской пляске. Свет погас и распался на миллиарды бесчисленных звезд. Ледяной пронизывающий холод ворвался в комнату.

Из ничего, из пустоты возникло лицо, впившееся глазами в мужчину в кресле. Внезапно лицо дернулось, растянулось в усмешке и, захохотав, начало вырастать. Мужчина закричал, дико, страшно...

Распахнулась дверь, щелкнул выключатель. Комнату залило светом. Вошел мальчик, увалень лет двенадцати, спросил степенно: "Ты чего, дед?" Мужчина вздрогнул, все ще не в силах унять дрожь, промолчал. Затем попросил тихо: "Посиди со мной". Мальчик не торопясь подошел и присел рядом. Мужчина погладил внука по голове...

И вот уже не комната, а бесконечная пустыня, обжигающая ноги горячим песком, расстилалась перед ним. И был полдень. И было Слово. Слово, погубившее его, изменившее смысл и всю его жизнь...

Мужчина вздрогнул. Внук взял его своей мягкой теплой ладонью за локоть. Мужчина благодарно взглянул на внука, силясь вернуться в сегодняшний день.

Что же это было?.. Да и было ли вообще?..

Впервые ему захотелось рассказать обо всем. Кому-нибудь, например, этому вихрастому мальчугану - внуку, спокойно глядящему на него. Но, о, Господи! Как же это трудно!..

И мужчина начал рассказывать свою историю - историю Вечного Жида, с мелочами и подробностями, ибо кто, как не он сам, мог лучше знать эти подробности...

"...Почему я был так равнодушен?.. Раньше меня звали иначе. И я совершенно забыл свое имя, но однажды наткнулся в одном словаре: "Агасфер - человек, осужденный Христом быть бессмертным..."

И тогда я все вспомнил! Я увидел себя среди стражников на дороге, ведущей к Голгофе. Впереди шел Христос...

Я был стражником?.. Господи!.. Да, это я гнал Христа на Голгофу... И когда он споткнулся и чуть не упал, я толкнул его палкой: "Иди!.." И тогда я увидел глаза. Его глаза... И сказал Иисус: "Ты - Иди..."

И пошел. И я тоже пошел - через годы, столетья, века - в пустоту...

Мне выпало жить в ограниченном пространстве с неограниченным временем. Выхода не было. Точнее, был один: нужно было жить. И я жил, хотя временами уже не мог, ведь я так устал жить! Я пытался покончить с собой, подставляя тело свое под ножи и под пули, но лишь терял своих близких и тех, кто был рядом. Тело мое, казалось, было защищено какой-то невидимой пленкой, не защищавшей лишь от боли и страданий. Я бесился, пытаясь забыться в вине и разврате. Дни тянулись как годы. Тянулись тем более медленно, что было их впереди великое множество!.. Впереди была вечность. Вечность, в которой мне места не было...

И вот однажды я увидел сон. Мне приснилось, что я в пещере. Огромной и мрачной. Я чувствую, что где-то там, снаружи, есть большая, настоящая жизнь. Я мечусь по пещере в поисках выхода. Но не вижу его... Я бьюсь об острые камни, падаю, разбиваю колени... Мне холодно, больно и страшно...

И вдруг я замечаю, что я не один, что нас много. Мы все мечемся, пытаясь выбраться отсюда, разбивая в кровь колени и локти. А жизнь, вот она, здесь - кажется рядом, достаточно лишь протянуть руку!.. Я вдруг почувствовал чужую боль, и моя боль ушла. Мне стало легче. А пещера исчезла.

И тогда я вдруг понял. Нужно перестать наконец думать лишь о себе, и тогда жизнь изменится.

Потом было много всякого. Войны сменяли друг друга, изредка давая человеечеству кратковременные передышки. Сменялись эпохи, правительства. Приходили и уходили люди, одни молча, другие надолго оставляя эхо своих голосов. Приближался 20-й, век бурных перемен, потрясений и стрессов...

Агасфер окунулся в воспоминания.

В начале 20-х годов прошлого столетия он - неожиданно для себя - так увлекся генетикой, что попал в результате этого своего увлечения в далекий сибирский поселок на поселение. И вот там-то, в который раз, но уже по отношению к самому себе, пришлось столкнуться ему с равнодушием...

"...Господи!.. Откуда взялось равнодушие? Равнодушие к ближнему, к его чаяниям, его стремлениям, к его боли, страданиям? Все от дьявола! Впрочем, какой там дьявол, когда человек расщепляет атом, разрушает и вновь возводит города?.. Да, нелегко было Агасферу, жившему еще во времена настоящего Бога и дьявола, позабыть о них в эпоху полного отсутствия веры в таковых...

И все-таки - откуда взялось равнодушие?

Вспомним... Вначале всегда начиналось вот так.

Произошел мощный взрыв. Взрыв эмоций, страстей, взрыв негодования. "Вставай, проклятьем заклейменный..." Взрыв, разорвавший привычный клубок парадоксов и противоречий, но так и не разрешивший их, в который раз расколовший мир на два непримиримых лагеря, в результате чего вечные божественные законы - "не убий", "не укради"... - вновь были попраны: ведь убить можно и личность, украсть веру, надежду, свободу...

И тогда, в который раз, равнодушные взяли верх. Они победили потому, что их было слишком много, и у них было неоспоримое преимущество - они думали только о себе. Слабость же неравнодушных заключалась в силе их духа и способности отречься от личных благ во имя своих идеалов. С высоко поднятой головой шли они на костер. А те, другие, равнодушные и безразличные, стояли вокруг и любовались красочным зрелищем. И тогда было позабыто главное: "Возлюби ближнего как самого себя". Вместо него восторжествовало: "Возлюби самого себя". Воцарилась Всеобщая Серость. Была убита Личность, уничтожено "Я", уступив абстрактному "Мы". Равнодушие стало нормой. Возникла потребность в вожде, который был бы таким же, как все. Не лучше. И вождь не замедлил явиться.

Но серость не любит признаваться в собственной серости. Она облеклась в розовые и голубые тоги. Все, что не укладывалось в рамки понимания серости, подлежало уничтожению. Так трансформировалось само представление о красоте. Серость постоянно требовала подтверждения своей исключительности, и тогда все лучшее было брошено на ее прославление. А те, кто не жделал этого слушать - подлежали уничтожению.

Вновь на земле воцарился хаос, который стал почему-то именоваться Раем. А так как в раю полагается лишь радоваться, проявление всех других чувств было запрещено. Оптимизм был возведен в ранг государственной политики. Так, в который раз, родилось государство, в основу которого было заложено равнодушие...

Жестокие сибирские морозы подорвали здоровье Агасфера, но не сломили его духа и веры. Генетика продолжала волновать ему кровь. В конце 60-х годов он возглавил один из отделов НИИ. Его группе посчастливилось создать новый гормональный препарат - антистимулятор равнодушия, получивший название анбезразлина. Пытаясь разорвать тиски времени, в котором оказался, параллельно с этим Агасфер работал над созданием машины, о которой всегда мечтали лучшие умы человечества. И вот наконец Машина Времени здесь, в этой комнатие...

"...Что может быть страшнее людей, пекущихся лишь о собственном благополучии и равнодушно взирающих на нужды других, на упадок экономики, культуры, искусства, на кризис общественных отношений?.. Можно ли мир избавить от них? Одна иньекция - и... Но имею ли я на это право? Вправе ли менять саму природу человека, исправляя его генетический код? Да, но ведь именно равнодушие порождает жестокость!.. Разве не равнодушные уничтожили Трою и Хатынь? Взорвали храм Христа Спасителя? Разве не равнодушные распяли Христа и допустили к власти Гитлера? И разве не был я сам равнодушен и оттого жесток?

Почти два тысячелетия должно было пройти, чтобы я понял это. Но тяжелый свой крест я пронес не зря. Я жил в этом мире и мудрел вместе с ним. Его ошибки и преступления - также и мои. Но и открытия этого мира - тоже мои. И потому я хочу спасти, быть может, милионы людей - тех, кто виновен лишь в том, что родился в кровавое и жестокое время. У человечества нет тысячи лет, чтобы дожидаться, пока равнодушие исчезнет само собой. Впрочем, исчезнет ли?..

Сейчас я совершу прыжок во времени, вглубь истории, на два тысячелетия назад и попытаюсь изменить саму историю человечества, путем инъекции уничтожив равнодушие. И кто знает, быть может, если удастся мне это, не будет больше войн, потрясений, Хиросим, Чернобылей?.."

Агасфер замолчал, погладил внука по голове, подтолкнул к двери: "Иди..." И оттого жаркое солнце вновь затопило комнату, и слово, произнесенное им, шарахнуло, разорвав тишину. "Иди!.." И, проводив взглядом внука, исчезнувшего за дверью, с каким-то безотчетным страхом, внезапно подступившим и мешающим сосредоточиться, посмотрел он на извивающеемся и гудящее сплетение проводов, воплощение его надежды и мечты - Машину Времени. Затем встал и, не давая себе опомниться, рванул рубильник...

Завертело, закружило... Предметы потеряли привычные очертания. И лишь внутренние часы начали отсчет времени, бесконечно улетающему прочь - в будущее. Вперед же ждало его прошлое, далекое, давно прошедшее...

Туман рассеялся, изображение вытеснило дым, и увидел себя Агасфер на небольшой полянке среди девственного леса. И то ли почудилось, то ли и впрямь это было, только услышал он крик, стон, плач. Что-то увидел он и побежал. Женщина отбивалась от двух нападавших на нее мужчин. Не почувстввовал, не понял, что произошло. Один из нападавших вдруг упал, сбитый его кулаком. Другой успел нанести удар, прежде чем сам, покачнувшись, упал от его руки. Откуда и сила взялась, и мощь, и напор. Внезапно наступило прозрение, и увидел он два скорчившихся тела, и женщину, и себя. Увидел и ужаснулся. А потом взглянул в глаза, полные слез, и прочел в них благодарность. И мир перевернулся, и разверзлись небеса, и голубая птица взметнулась ввысь и отозвалась оттуда свободной песней - песней любви. И настало утро. И был день. Обнял он женщину и объял ее, маленькую, худенькую, стройную - всю. И была весна, и была радость, и была любовь...

И спала внезапно пелена с глаз Агасфера. И понял тогда Агасфер: невозможно исправить насилием мир. Лишь любовь может сделать его совершенным. И понял, за что погибали неравнодушные. И понял, куда шел Христос...

И еще одно понял Агасфер.

В прошлом нельзя ничего изменить. Оно было и будет - таким, каким оно было. От прошлого можно только освободиться.

И будто какая-то сила вернула его в настоящее. Вновь оказался в своем времени Агасфер. И увидел он женщину из далекого прошлого - женщину, которую он искал две тысячи лет...



...За окном падал снег.

Агасфер улыбнулся. "Господи, как хорошо! - подумал он - Все теперь по-другому, по-настоящему... И жизнь совершенно другая..."

- Пойдем погуляем. - сказал он, обращаясь к жене и дочке.

Они оделись и вышли на улицу.

Город был украшен разноцветными гирляндами. Фонари, казалось, подмигивали им. Внезапно дочка рассмеялась чему-то.

"Господи! - подумал Агасфер - Благодарю Тебя. Благодарю за урок."

Агасфер шел по улице и с радостным внимание рассматривал мир, будто видел его впервые...




 

 

      Главная - Литература - Пиво для Штирлица - Эта страница

яВОТ. Интернет-всячина