Информация
Интересности
Литература
Искусство
Детям
Предложения
Каталог
Об авторе


Детский интернет-журнал «Санька - Бешеный кролик!»

Превосходное место для Вашей рекламы!

Мой мир. Персональный сайт Ольги Тышковец

Архив: история как она есть и загадочные явления

Украина.doc - Сетевое издание



Ироническая фантастика

      Главная - Литература - Пиво для Штирлица - Эта страница





Будни Петренко

Пролог

Я смотрел на него, слушал его рассказы и думал:
"Господи, и откуда же ты такой взялся?"
А Петренко все говорил, говорил, говорил…
А потом я вдруг посмотрел на него и подумал:
"А вдруг это и в самом деле все было так, как он говорит?"
Так всегда бывает, когда рассказчик хороший…

Троллейбус

Толпа сама внесла Петренко в троллейбус и разместила его между толстым мужчиной и удивительно хрупкой девушкой. Прямо в лицо Петренко дышал перегаром спящий в таких невероятных условиях крепыш. Кажется, он спал уже тогда, когда толпа брала штурмом троллейбус. Петренко попробовал развернуться в другую сторону, но понял, что это невозможно и успокоился.

- …Ой, не зря шутка есть такая - внезапно услышал он голос слева - Может, знаете? "Скажите, что было раньше? - спрашивает один гражданин у другого - курица или яйцо?" "Да раньше все было" - отвечает ему другой.

Троллейбус молча переваривал шутку.

- О, времена, о нравы… - задумчиво сказал сосед справа. Сумев немного развернуть голову, Петренко увидел орлиный профиль и далеко выдающиеся губы.

Девушка пошевелилась. Петренко неожиданно почувствовал острое желание взглянуть на девушку, но сделать ему этого не удалось.

- Не шевелись. - слегка приоткрыв замутненные глаза, сказал дышащий перегаром - Мешаешь спать.

Петренко затих.

- Представляешь, встречаю я сегодня одного своего приятеля… - услышал он обрывок какого-то разговора - Еще год назад он на своем Мерседесе выписывал кренделя. Сейчас - нищий. На кофе у меня просил.

- Ха!.. А у меня наоборот была встреча. - ответил ему другой пассажир - Недавно встречаю приятеля - так он в прошлом году у меня на кофе просил, а сейчас - крутовье. У него BMW, правда…

- О, времена, о нравы… - снова вставил сосед справа.

- Да… разделились мы все - как-то невпопад сказал кто-то невидимый сзади - Вот раньше все было - единым!

- И хорошо-то как было! - вставил кто-то слева.

- А что ж хорошего? - спросил кто-то справа - Вы что, разве не помните?..

- Да что Вы понимаете! - вспылил кто-то слева - Ведь все было!..

- Да что же там было-то? - снова сказал кто-то справа.

Девушка снова пошевелилась.

- Не шевелись. - сказал дышащий перегаром и посмотрел на Петренко.

- Я не шевелюсь. - ответил Петренко.

- Возражаешь? - как-то без злобы сказал дышащий перегаром.

- Возражаю. - сказал Петренко.

- Ну и ладно. - дышащий перегаром снова закрыл глаза - Возражай дальше.

За спиной у Петренко раздался девичий голос:

- Ой, больно, девочки, больно!..

Дышащий перегаром снова раскрыл глаза:

- О чем это они?

- Больно, говорит. Ударилась, наверное… Или о жизни…

- А!.. - с пониманием произнес дышащий перегаром и снова закрыл глаза.

- О, господи!.. - вдруг услышал Петренко чей-то голос сзади.

- Что случилось? - спросила женщина где-то слева.

- Да вот… Контролер пробирается… - ответил голос - И так тесно…

Дышащий перегаром открыл глаза:

- Интересно,проберется ли… - он посмотрел на Петренко - Тебя-то как звать, мужик?

- Петренко зовут. - ответил Петренко.

- Что, так вот, по фамилии все и зовут?

- Да нет… - ответил Петренко - Кто как. Одни Александром Сергеевичем зовут, другие попросту - Сашей.

Дышащий перегаром задумчиво пошевелил губами.

- Сашей, говоришь… - дышащий перегаром задумчиво пошевелил губами - Александр Сергеевич, значит… Ты, Саша, в какую школу ходишь?

- Чего? - не понял Петренко.

- Шучу я. - дышащий перегаром с интересом посмотрел на Петренко - Шучу.

В это время из-за спины Петренко раздался сдавленный голос контролера:

- Попрошу Ваши билетики, граждане.

- Добралась… - дышащий перегаром радостно улыбнулся и ответил за спину Петренко:

- Удостоверение у меня. Ликвидатор я. Разрушитель Чернобыльской АЭС. Или как там - восстановитель, что ли? - он ухмыльнулся.

- Не шутите так, гражданин. - сказал голос кондуктора из-за спины Петренко - И предьявите, пожалуйста, Ваше удостоверение.

- Да ты что, с ума сошла, что ли? - удивленно спросил дышащий перегаром - Ты что же думаешь, я здесь что-то могу достать?

- Доставайте, гражданин, доставайте.

Дышащий перегаром мгновение молчал, потом сказал:

- Я здесь только одну штуку могу достать.

- Этой штукой меня не испугаешь. - стоически ответила контролер.

- Прекратите, мужчина. - сказала какая-то женщина слева.

- Поняли! - взглянув на Петренко, радостно воскликнул дышащий перегаром - Нет у меня, родная, билетика. И денег на него тоже нет - полгода зарплату не платят.

- Вы обязаны заплатить, гражданин. Или выходите из вагона.

Дышащий перегаром ухмыльнулся:

- Если смогу.

- Не приставайте к человеку. - неожиданно для самого себя сказал Петренко за спину - Вы же видите, что нам тут просто не развернуться.

- Мужчина, не мешайте мне. - услышал Петренко сзади голос контролера - Вы лучше свой билетик покажите.

- Чернобыльский у меня. - ответил Петренко.

- Брат! - воскликнул дышащий перегаром - Узнаю брата Колю! - Дышащий перегаром попытался поцеловать Петренко в губы. Петренко каким-то чудом вывернулся.

- Вы что это, с ума сошли, что ли? - возмущенно воскликнул он.

- Да пошутил я. Пошутил. - миролюбивым голосом сказал дышащий перегаром - Просто укачало меня тут немножко с Вами. И со страной Вашей тоже.

- Вы на страну тут все не сваливайте. - сказала кондуктор - Сами-то… посмотрите на себя. Жена небось дома ждет…

- Да. - согласно кивнул головой дышащий перегаром - И две дочки: Настенька и Нюрочка…

- Ну вот. - сказала контролер - А Вы здесь напились… как свинья…

- Каюсь, душечка. - сказал дышащий перегаром и вдруг широко распахнул глаза:

- Да шучу я все… Ты что же это, шуток не понимаешь, что ли? Просто грустно мне отчего-то сегодня. И все… - Он снова закрыл глаза.

- Что ж так? - все еще ворчливо сказала контролер.

- Да вот так. Денег для жизни нет. Жены нет. Вернее, есть, но не любит. Дочки не слушаются… Вот так и живем… Весело…

- Ну ладно, да Вы не расстраивайтесь. У всех проблемы сейчас.

- Да я знаю. - дышащий перегаром снова раскрыл глаза - Потому и грустно.

- Знаете, - обратился к нему кто-то справа - один мой знакомый сегодня сравнил всех нас с вот такими же пассажирами, как мы сейчас с Вами. Сели мы, мол, когда-то в троллейбус - вся наша страна - и никак из него не выйдем. Так вот и катаемся - то туда, то сюда. То туда - то обратно…

- Да… Похоже… - сказал дышащий перегаром - И выхода нет никакого…

- Почему же нет? - неожиданно сказала девушка слева. Петренко, слушавший молча весь этот разговор, снова попытался рассмотреть девушку. Но ему так и не удалось это осуществить.

- Какой же выход? - с интересом посмотрел на девушку дышащий перегаром.

- Выйти из троллейбуса. - ответила девушка - И все проблемы сразу решатся. Если, конечно, мы уже приехали куда хотели.

- А как узнать… ну, что приехали? - спросил Петренко.

- Посмотреть за окно. - коротко ответила девушка.

Дышащий перегаром с усмешкой посмотрел на Петренко:

- Понял, друг?

Он посмотрел в окно.

- Кстати, моя остановка. Прощайте, друзья, я ухожу.

Он с трудом протиснулся к выходу и вышел.

- О времена, о нравы… - снова сказал пассажир справа. Пассажиры молчали.

Все последующие три остановки Петренко представлял себе, как вся многомиллионная страна выходит из безразмерного троллейбуса. Петренко стало весело, и он рассмеялся.

Попутчики с изумлением посмотрели на Петренко.

Троллейбус остановился. Двери раскрылись, и Петренко вышел.

Он долго смотрел вслед уходящему троллейбусу. Потом развернулся и пошел домой.

Бабочка

Вчерашний день для Петренко начался с того, что курица снесла яйцо, и он сам решил проконтролировать єто.

“А вот интересно, - еще тогда подумал Петренко – кто же все-таки был раньше: курица или яйцо?”

Этот вопрос занимал его давно, а сейчас обрел для Петренко особую остроту.

Ноги сами вынесли Петренко к курятнику. Курица, увидев Петренко, заволновалась и закудахтала. Петренко протянул руку и достал из-под наседки красивое белое яйцо. Курица закудахтала еще более агрессивно и стала клевать пальцы Петренко.

“Да, - подумал Петренко – с точки зрения нашей логики, ответ ясен. Конечно же, курица первична. Правильно. Но ведь это же касается только данной курицы и данного яйца. А ведь эта же самая курица была когда-то маленьким-маленьким цыпленком - Петренко представил себе цыпленка, разгуливающего по двору и широко улыбнулся – и возможно, - подумал он дальше – вылупилась из вот такого же точно яйца?..”

Петренко с удивлением и неожиданной радостью посмотрел на яйцо. “Ну, надо же! – подумал Петренко – Ай да Природа!”

В носу у Петренко что-то зачесалось. Он чихнул, прочистил нос, потом снова посмотрел на яйцо и вдруг разглядел на нем какое-то серое пятнышко.

“Бедняга! – внезапно подумалось Петренко – Возможно, вот эта как раз отметина и говорит о том, что в этом яйце зреет цыпленок, который проживет такую же тяжелую и безрадостную жизнь, как и я… Господи, бедный цыпленок…”

Петренко стало ужасно грустно. И он чуть было не расплакался. Но потом мысли его снова вернулись в заданное русло.

“Так кто же из них все-таки старше: курица или яйцо? – снова подумал Петренко – Если мы выяснили, что речь идет о данной курице и о данном яйце, то дальше, казалось бы, продолжать размышлять бессмысленно. Ответ ясен: курица старше яйца. Однако… - Петренко снова напрягся - …Ведь если правы все эти многочисленные публикации… - перед мысленным взором Петренко встала статья “Реинкарнации и животные”, в которой рассказывалось о том, что животные, как и люди, живут подряд много жизней - …Если это действительно так, то прежде чем воплотиться в своем нынешнем физическом теле, наша курица, а вместе с тем, и яйцо – а точнее, дух этого яйца – поправил сам себя Петренко – уже пребывали где-то там, неведомо где… И вот, вдруг окажется, что дух этого еще неродившегося цыпленка значительно старше своей курицы-мамы по их, тамошнему времени?”

От этой мысли Петренко даже вспотел и расстегнул воротник рубашки.

“Да, - подумал Петренко – но о каком физическом теле яйца можно говорить, когда яйцо – всего лишь упаковка живого цыпленка, вот-вот готовящегося появиться на свет?..”

“Господи, как все сложно!” - подумал Петренко и попробовал разбить скорлупу.

“Кто же из Вас все-таки старше?” – стал думать он дальше. Но мысль эту додумать до конца не дала жена. Она выглянула из окна и позвала его завтракать. Петренко положил яйцо на место, поднялся и не спеша, с уверенностью, что утро прожито не зря, пошел к дому.

Солнце стояло уже высоко, освещая сад своими лучами. Петренко подошел к дому, вытер ноги о половицу, остановился и подумал: “Как же все-таки сложна жизнь!.. Но как интересна!” – и вошел в дом. Дома Петренко покушал, выслушал наставления жены о том, как правильно прожить этот день и пошел на работу. И к вечеру попал внутрь компьютера. Хотя обнаружилось это только на следующее утро.

Было все так.

Пришел утром Володя-компьютерщик на работу. Смотрит: что-то с компьютером случилось. Уж очень он какой-то… ну, разбухший, что ли. Включил компьютер Володя, набрал программу какую нужно и вдруг видит: а там Петренко лежит и глазами хлопает. А сам компьютерный-компьютерный из себя. И еще просит Володю:

- Володь, помоги, а? А то чего-то мне тесно здесь…

Удивился очень Володя, а потом и говорит:

- А ты как-то здесь очутился?

А Петренко только два раза глазами хлопнул и говорит:

- Не знаю. Я вот вчера, когда ты ушел раньше с работы, подошел к твоему компьютеру, а он меня хвать за пояс и – сюда…

- Ничего я не уходил вчера раньше времени! – обиделся Володя, а потом продолжает:

- Что же это ты так, а? – но уже безо всякой там злобы или обиды говорит, а так, укоризненно. А после начинает всякие кнопки нажимать, чтобы понять, как же это все-таки Петренко из неволи выволить. А тот внутри то хохочет, то плачет, то снова смеется.

- Что это с тобой? – удивленно спрашивает Володя.

- Да это по мне какие-то рыбки плавают. Щекочут очень. А то еще кто-то ползает. Богат животный мир твоего компьютера. – немножко заискивающе говорит Володе Петренко – Просто не видно тебе оттуда.

- А!.. – понимающе кивнул Володя, а после вспомнил, что вчера, когда он обедал, а компьютер спокойно себе отдыхал, намекая своей периодически пробегающей надписью “Технологический перерыв”, что он к работе готов всегда, как раз в этот момент в комнату влетела бабочка. Откуда она взялась, не понятно. Только вот подлетела она к компьютеру и исчезла там.

Вспомнил об этом Володя и похолодел.

- Петренко! – позвал он.

- Да? – спрашивает его Петренко.

- А ты бабочку видишь?

- Бабочку? – Петренко с трудом пошевелил головой, а потом ею же закивал – Вижу. Вот она. – и снова посмотрел куда-то в сторону.

Володя встал, подошел к шкафу и достал оттуда сачок, купленный им недавно для сына.

- На вот, возьми. – протянул он сачок Петренко – Постарайся поймать эту бабочку.

Петренко изловчился и взял сачок, который тут же стал очень маленьким и компьютерным.

Минут десять он ловил бабочку, наконец исхитрился и поймал.

- Ура! – воскликнул он.

За это время Володя даже успел соскучиться.

- Все, Петренко, давай сюда. – Володя бережно взял протянутый Петренко сачок, вытащил оттуда бабочку и отпустил ее. Крылья бабочки затрепетали, и она упорхнула в окно.

- А теперь давай сам вылазь. – сказал Володя и улыбнулся – Хватит производственное оборудование беспокоить.

Петренко торопливо вылез из компьютера, отряхнулся, подошел к зеркалу и, поплевав на ладонь, пригладил волосы.

- Слушай, - сказал он, обращаясь к Володе – как же это все так получилось?

Володя зевнул и ответил:

- Бабочка виновата.

Петренко ничего не понял, посмотрел на Володю, но на всякий случай кивнул и поблагодарил его. Потом пошел на рабочее место упущенное время наверстывать. Вон ведь сколько его ушло!

А в обед подошел к колмпьютеру и сказал:

- Ну ты и бабочка! – и пошел успокоенный обедать.

А когда пообедал, то понял: дело не в курице и не в яйце, а именно в бабочке. Ведь не зря же, наверное, древние именно так душу и изображали – в виде бабочки.

И когда это понял Петренко, стало сразу же ему на душе легко и раддостно.

И он улыбнулся.

Богатство

Петренко долго убеждал общественность в том, что ангелы существуют. Да вот как-то и сам не очень верил в их существование. Но вот однажды встретил одного ангела и даже очень поверил. И сам изменился от этого. И семья его тоже. А было все так.

Шагал Петренко как-то по улице и вдруг перед ним опустился на землю ангел. Опустился он и говорит Петренко так весело-весело:

- Ну, здравствуй, Петренко.

А Петренко в свою очередь отвечает ему – сначала невнимательно отвечает, потому что задумался очень.

- Здравствуй, - говорит. Потому что подумал: знакомого встретил.

А после поднял глаза, удивился очень, но вида не подал и спрашивает:

- Ангел, - спрашивает у ангела Петренко – а скажи, пожалуйста, как мне жить, чтобы жизнь не такой тяжелой была?

А ангел в ответ на это улыбнулся ему – хорошо так улыбнулся – и говорит:

- А для этого жить нужно весело. – так отвечает ему ангел – И хорошо.

А потом посмотрел ангел на Петренко и говорит ему дальше что-то на своем языке. А в мозгу у Петренко что-то вдруг щелкнуло, переключилось, и услышал Петренко стихи незнакомые, но очень красивые, которые ему очень понравились. “Крошка-сын – так вот они начинались – к отцу пришел, и спросила кроха: что такое хорошо, что такое плохо…” И дальше по тексту – как полагается, о хорошем.

- Есть такой закон – говорит ему дальше ангел – Закон воздаяния называется. А по-Вашему, карма. И вот этот-то Всеобщий закон воздаяния – говорит ему ангел – очень сильно работает в мироздании. А заключается он вот в чем: что посеешь – то и пожнешь.

Тут что-то окончательно переключилсось в мозгу у Петренко, и очень он задумался он над этими словами ангела. Конечно, сначала не все в них понял Петренко. А потом поблагодарил он ангела и пошел себе домой – думать дальше.

И с тех пор очень изменился Петренко. Стал праведно жить. Научился семью содержать. Сам в магазины ходить стал и ребенка воспитыввать. Готовить еду научился. И даже варенье на зиму заготавливать.

А ночами уже не просыпался оттого, что чего-то боялся.

А потом и вовсе в нем как будто что-то перевернулось. И стал развиваться Петренко ка к все человесчество – от первоистоков, то есть с самого начала, от первобытнообщинного строя то есть и до самых сегодняшних наших дней. А потом и дальше – в будущее свое – устремился Петренко. И так преобразил все Петренко одной мыслью своей, что стал он просто таким замечательным и гармоничным, ну просто одно удовольствие было теперь на него смотреть. И жена его тоже, которая сначала забеспокоилась очень, глядя на все эти волшебные превращения, тоже потом стала как душечка. А уж о ребенке и говорить не приходится. Потому что ребенок их – девочка, очень которая была до того непослушная, такая она потом вся стала из себя гармоничная и замечательная, что просто и не узнавал теперь ее никто.

И стали они жить все втроем хорошей и праведной гармоничной семьей – прямо как в сказке. И тогда Всеобщий закон воздаяния им за это воздал – как говорится, по справедливости. И по заслугам.

Вот как это было.

Петренко работал охранником. Он защищал одну иностранную фирму от посягательств на нее со стороны внешних и внутренних врагов. Вернее, не фирму саму, а то, что она продавала, а именно, сотни больших и маленьких ящиков, в которых находилось множество разных компьютеров. И, глядя на все это богатство, Петренко все время думал о том, где же взять деньги, потому что своих денег Петренко всегда не хватало не только на то, чтобы какой-нибудь там самый захудалый компьютер купить, а и на смену новых носков взамен прохудившихся старых. “Время-то вот, смотри, какое!” – так думал Петренко.

Петренко был прав. Время, и действительно, было не очень. Даже несмотря на то, что фирма, в которой работал Петренко, все больше и больше богатела. Потому что большинство в той стране, в которой в тот период времени проживал Петренко, все больше в тот же самый период нищало. И Петренко разглядывал все новые и новые газеты, регулярно поступающие в фирму, где он работал и все искал в них ответы на вопросы, так его мучавшие.

“Что же это происходит-то, а?” – так думал Петренко. А еще: “Что же делать?”. Но газеты не отвечали на эти прямо поставленные перед ними Петренко вопросы, а самому Петренко додумать эту мысль до конца мешало отсутствие слов, которыми бы он владел в совершенстве, если бы они у него были. Но их у него не было. И потому вопрос всегда оставался открытым.

Но однажды Петренко все-таки очень напрягся и додумал мысль до конца. И вот что из этого получилось.

Сидел как-то Петренко у себя на работе и думал как всегда о деньгах.

“Как же так? – думал Петренко – Что же это такое? И как жить дальше? Что же это происходит-то, а?.. И что делать? И кто виноват?” – так вот все время думал Петренко. И вдруг у него возникла совсем неожиданно такая странная мысль, как бы и не связанная со всем предыдущим, что Петренко даже и сам удивился, как это у него получилось. “Когда я женился, - вдруг подумал Петренко – шел дождь. А когда мы венчались в церкви, дождь прекратился. – Петренко надолго задумался – такой удивительной показалась ему эта мысль. А потом он стал думать дальше – И вот там-то, в церкви, где мы венчались, кто-то, не помню, сказал: “Браки рождаются на небесах”. А потом произнес: “И не только браки”. Интересно, что он имел в виду?..”

Петренко так глубоко заставила задуматься эта мысль, что он даже не заметил времени выхода в эфир своей любимой передачи “Время”. А когда очнулся от этих своих рассуждений, было уже поздно что-то включать, и Петренко стал размышлять дальше.

“Вон ведь как говорят, - Петренко вспомнил разворот одного умного журнала, который он прочитал от корки до корки две недели назад – что на все воля Божья. А еще говорят, - Петренко подпер правой рукой подбородок, потому что так лучше думалось – говорят, не то богатство, которое в наших карманах, а то, которое в нашем сердце имеется…”

Рука Петренко непроизвольно залезла к нему под свитер и ощутила своей теплой ладонью горячее сердце. И от этого прикосновения руке стало очень даже хорошо. “Так вот ты какое!” – радостно вслух подумал Петренко. А потом неожиданно для себя услышал приятный мужской голос, который сказал:

- Не то богатство, которое кажется нам богатством, а то богатство, которое богатство по-настоящему. Вот. Ты понял? Так будь богат. – сказал голос.

И в этот момент Петренко проснулся. Он, конечно, погрустил немножко, что сон его так быстро закончился. Но потом ничего – успокоился. А через некоторое время так и случилось, как голос тот во сне предрекал. Стал Петренко богат. Богат как никогда прежде. Потому что богатство его вовсе не в том оказалось, в чем, он думал, богатство имеется.

А деньги у него появились как бы сами собой – как-то сами пришли. Потому что о них он больше и не думал.

Бусы

Петренко вылез из-за стола и стал собирать рассыпавшиеся бусинки.

“И угораздило же им рассыпаться именно сейчас!” – с досадой подумал Петренко и вдруг вспомнил о давнишнем своем сне, когда он, Петренко, родился сначала как нищий, а потом стал царем и проправил страной дураков четверть столетия.

“Да, - подумал Петренко – кажется, сон в руку”. А потом подумал и мысленно добавил: “Во всяком случае, первая его часть.”

В дверь постучали. Петренко поднялся и открыл дверь. Но там никого не оказалось. Петренко очень удивился и закрыл дверь. Снова постучали. Петренко снова распахнул дверь. Там опять было пусто.

Петренко удивился еще больше и оставил дверь открытой. Потом, опустившись на пол, снова стал собирать рассыпавшиеся бусинки.

“Не собирай сокровища на земле, а собирай на небе” – внезапно вспомнил Петренко библейскую заповедь и посмотрел в окно. Утреннее солнце заглянуло ему в глаза и возбудило его воображение.

И представилось Петренко, что он уже не просто какой-то там Петренко, а режиссер одной иностранной телерадиокомпаннии и в данный момент монтирует очень нужную для народа программу. “Для тебя” – так называется передача. А рассказывается в ней о том, как полезно и необходимо в настоящий момент времени затевать свое собственное дело, или свой бизнес, как говорил в свое время мастер его участка, где раньше работал Петренко, Владимир Васильевич. Петренко вспомнил Васильевича и мысленно улыбнулся.

И вот в этот-то момент Петренко как будто бы вызвало начальство.

- Вот так всегда! – будто бы говорит Петренко видеоинженеру и похлопывает того по плечу – Никогда не дадут передачу смонтировать вовремя.

И говорит он это так легко и свободно. Но поднимается все-таки и идет к начальству.

А начальство его как всегда очень модно одето – в канареечного цвета рубашку и брюки в полоску – точь в точь, как показывало вчера “Телеутро”.

“И когда это оно все успевает? – будто бы думает Петренко, имея в виду начальство.

- Ну вот. – говорит начальство – Сегодня придется тебе подготовить рекламный ролик одной американской компании. Давай, ноги – в руки, вперед в машину – и к американцам. Посмотришь, понюхаешь – завтра чтобы было хотя бы парочку свежих идей.

И будто бы Петренко все это понимает – то, о чем начальство ему говорит. И кивает головой, садится в машину и едет к американцам. Долго проезжает мимо каких-то дач и коттеджей, а потом останавливается около небольшого забора с воротами, возле которых тут же вырастают трое штатских с удивительно голубыми стеклянного вида глазами.

“Наши” – будто бы голосом Невзорова произносит водитель. А Петренко укоризненно смотрит на водителя и выходит из машины.

Потом Петренко как будто бы долго сидит с американцами, пьет их коньяк и рассказывает им о себе. А американцы с улыбкой смотрят на него и потом выписывают чек на семьсот тысяч долларов.

И вот уже через несколько месяцев Петренко открывает свою собственную телекомпанию. Он как будто бы не только богат, знаменит и ездит на собственном “Мерседесе”, но и…

- Ну что, собрал накоонец бусы? – слышит внезапно Петренко голос жены.

“Что за жизнь? – подумал Петренко – Помечтать – и то не дают…”

Мысли Петренко потекли по другому руслу.

“Неужели так будет всегда?” – подумал Петренко, и на душе его стало так тоскливо, так тоскливо, как никогда.

Его горькие думы перебил голос жены:

- Петренко. – сказала она – Тебя Алексей вчера разыскивал.

- Да? – невнимательно спросил Петренко, думая о другом – И что?

- Он хотел предложить тебе работу в собственной телекомпании. – сказала жена.

У Петренко перехватило дух.

- Чего? – только и смог произнести Петренко.

- Ты что, не расслышал, Петренко? – сказала жена – Поработать с тобой хочет… Бедный. – добавила она после паузы.

“Ничего он не бедный, – подумал Петренко – а вовсе богатый.” И Петренко вспомнил голубой унитаз, который он помогал устанавливать Алексею на прошлой неделе.

“Как он там? – подумал Петренко, поднимая с пола последнюю бусинку – Хорошо работает?”

Петренко встал с пола, сел за стол и стал нанизывать бусы на нитку.”Вот сейчас нанижу все бусинки, - подумал Петренко – и спрошу у жены, что еще говорил Алексей”.

Но жена будто бы услышала его вопрос и сказала:

- Он хотел, чтобы ты возглавил его телекомпанию.

Руки Петренко безвольно упали на колени. “Вот оно, чудо!.. – подумал он – Сколько лет я тебя ждал! И вот наконец-то оно свершилось!”

- Это я сама его попросила об этом. – сказала жена – Может быть, хоть каким-то делом займешься. Тоже не очень, конечно… – добавила она после минутной паузы – И все-таки…

Петренко тут же хотел бежать к телефону звонить Алексею, но жена не дала.

- Ты сначала все бусинки собери. – сказала она – А потом дверь закрой. Не март-месяц. А я пойду пирог приготовлю. Праздник сегодня, ты помнишь?

Петренко удивленно посмотрел на жену, потом вспомнил и улыбнулся.

- Ну вот, забыл… - укоризненно покачала головой жена – А я тебя поздравляю.

Петренко вылез из-за стола и подошел к жене.

- Я вообще-то люблю тебя. - просто сказал Петренко и обнял жену.

- Ну, ну, - легонько оттолкнула его жена – Я тоже. Только день рождения у тебя, а не у меня. Так что с меня подарок. Вечером.

Жена хитренько улыбнулась Петренко и ушла на кухню.

В этот день все семейство Петренко были в сборе. А еще много было гостей. Жена надела лучшее свое платье и собранные Петренко бусы и была очень красивой. Петренко даже залюбовался ею. А потом пришел Алексей и поднял тост за мечты. А Петренко не стал за это пить. Он сказал, что правильнее пить не собственно за мечты, а за их реализацию

И тогда все выпили.

Дело

Петренко присел на стул. “Фу, замотался” – подумал он. Перед глазами его забегали разноцветные зайчики. Мысли набегали друг на друга, и Петренко никак не мог сосредоточиться.

“Что же делать? – подумал Петренко – Такое ощущение, что я не туда попал. Может быть, поэтому я так и устаю?"

И тут Петренко вспомнил о теории, которую он вычитал совсем недавно в одном журнале. Рассказывалось там о том, что люди произошли от венериан.

Петренко поднялся и вышел из офиса. А придя домой, он обнял жену, поцеловал ребенка и вместе с ними полетел к себе домой на Венеру.

На Венере все было как прежде – как две тысячи лет назад, когда они все втроем в точно такой же погожий день улетали отсюда. Все также цвели цветы, и улыбались друг другу люди.

“Родина.” – весело подумал Петренко и улыбнулся. Он обнял жену и дочку, и они все вместе зашагали к светлому своему будущему.

На следующий же день Петренко предложил венерианам создать совершенно новую телекомпанию. И венериане даже руками всплеснули от восторга и изумления. А когда Петренко стал им рассказывать, что же такое телекомпания, глаза у них и вовсе расширились от удовольствия. Потому что ведь телевизоров у них прежде не было, а были у них просто визоры, да и то небольшие. А тут такой размах! И от этого им вдвойне стало это все интересно.

И вот Петренко открыл на Венере свою собственную телекомпанию. А потом еще на Луне и на Марсе. И стал показывать им разные фильмы о жизни. И венериане, а с ними лунатики и марсиане с большим удовольствием все эти фильмы смотрели. И охали, и причитали, и плакали от восторга – так им это нравилось.

А потом получилось еще вот что.

Услышал однажды Петренко голос. Услышал Петренко, что кто-то его позвал за собой. И произошло это с ним в Марьиной роще (есть там такая, на Венере). Петренко огляделся вокруг и увидел Бога.

А Бог ему улыбнулся и говорит:

- А полетели со мной, а?

Петренко очень захотелось слетать вместе с Богом, но человек он был компанейский и потому спросил:

- А можно, я жену с собой прихвачу?

Бог кивнул.

- А дочку можно?

Бог кивнул еще раз.

- А можно со мной полетит еще кое-кто?

И тогда Бог ему улыбнулся еще больше и всем разрешил лететь вместе с Петренко.

И полетели они вместе к Богу. И Бог помог Петренко с женой и дочкой, а после и всем остальным разобраться в том, что же есть жизнь, что есть свет, что есть любовь и что есть мир, и все они все вместе создали там, на небе, еще одну телекомпанию, которая стала выпускать детские фильмы, спектакли и передачи. А сам Петренко стал очень интересным режиссером и сценаристом.

А потом Петренко создал потрясающий фильм, который назывался так – “Зарядье”, и рассказывал он о том, как научиться заряжаться доброй энергией, и вообще о том, как всегда, невзирая ни на что, оставаться добрым человеком. Этот фильм всем очень понравился. И Петренко стал заниматься тем, что и дальше создавал такие замечательные фильмы.

А было их так много, что критики не успевали их даже просматривать. Зато народ их очень любил, потому что они и действительно были очень хорошие.

А потом вот что еще случилось.

Шел как-то Петренко по улице, и вдруг увидел неожиданно соственную тень. Очень сначала обрадовался Петренко. А потом ужаснулся: тень следовала за ним по пятам.

“Кто ты? – подумал Петренко – И как ты здесь очутилась?”

“Тени возникают тогда, - внезапно вспомнил Петренко – когда есть источники света”.

Петренко поднял глаза и обратил внимание на источник света. Им оказалось Солнце.

Солнце оказалось не так далеко, как предполагал Петренко. И там его давно ждалию. И даже разговаривали о нем недавно. Так ему и сказали:

- Петренко, ты нужен нам. И близкие твои – тоже нужны.

Так и остался Петренко работать на Солнце. А работа, между прочим, была очень интересная – нужно было писать фантастические рассказы. И когда Петренко однажды, уже через какое-то время, обнаружил, что и на Солнце, оказывается, есть пятна, он легко их вывел при помощи простого пятновыводителя, потому что поднаторел к тому времени на всякой фантастике.

А потом…

А потом Петренко проснулся, увидел себя на стуле и понял, что неплохо было бы поваляться в кровати, чтобы немножко прийти в себя. Но времени на это у него не было, потому что день и так уже заканчивался, и поэтому Петренко пошел работать дальше.

И в этот день Петренко очень много успел. Да и в другие дни тоже. Потому что усталости у него уже не было больше никогда.

А после и вовсе успокоилось все. Потому что все-все изменилось. И жизнь стала какая-то… ну, словом, другая.

Петренко поручили журнал один детский возглавить. И стал там Петренко редактором, а жену свою главной поставил. Потому что знал Петренко, что без жены ему в этом деле не справиться ну никак. Потому что жена его так хорошо изучила эту самую психологию детскую, что все в них, в детях, знала. Например, уж на что их дочка вредной была поначалу, а и то без всяких там фей или добрых волшебников жена с ней управилась. А с журналом – и подавно… И создала жена Петренко такой замечательный детский журнал, что, как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать.

А Петренко написал одну замечательную детскую сказку о том, кем на самом деле были Адам и Ева. А еще написал он для детей…

Впрочем, много чего разного написал Петренко.

И зажили Петренки нормально – как все хорошие люди среднего достатка во всем человеческом мире живут. А вместе с ними и все другие зажили – их дети, их внуки и правнуки, а еще друзья и подруги, родственники и знакомые.

И такой человечески красивой стала их жизнь, что просто душа радуется, когда думаешь об этом.

И много интересных историй с Петренко произошло. Может быть, мы когда-нибудь о них еще расскажем. Но, главное, стали Петренко печатать. Потому что до этого не очень-то охотно печатали, хотя он и много всякого написал. А тут вдруг стали Петренко печатать и даже очень расхваливать, чему очень удивился Петренко. Потому что он раньше и не думал, что так может быть. И даже свое, раньше им написанное, перечитал два раза. И ничего – понравилось.

И вот, уже через какое-то время, чуть погодя, ехал Петренко в своем любимом 30-м маршруте троллейбуса и думал:

“Вот оно, дело! – так думал Петренко – Наконец-то я тебя нашел! Мое дело! Наше дело! Свое, нужное людям дело! Как хорошо делать дело!.."

И так хорошо вдруг стало Петренко, что даже засвистел он от удовольствия. А потом посмотрел за окно и подумал: “А все-таки, хорошо жить на свете!” И так ему стало хорошо и привольно, что чуть было свою остановку не проехал. Хорошо хоть, знакомый увидел его в троллейбусе и рукой помахал.

Так бывает.

Гравитация

“Счастье хрупко. – подумал Петренко и включил телдевизор – Вот только бы знать, какое оно…”

- Только грехами своими держимся мы за землю. – сказал голосом диктора телевизор.

- Гравитация – это грехи человеческие. – продолжал развивать эту мысль телевизолр. – И освободиться от нее можно так.

Работники телевидения очень крупно показали глаза диктора, а потом он опять предстал перед телезрителями в полный рост.

- Для того, чтобы освободиться от гравитации, - сказал диктор – нужно сделать очень простые два действия. Первое – разведите, пожалуйста, руки в разные стороны. - диктор и сам развел руки в стороны и пригласил желающих сделать это. Петренко незамедлительно последовал его приглашению. – А теперь – сказал диктор – взмахните руками как можно интенсивнее и машите ими как крыльями! Вот так! И – полетели!.. – Диктор взмахнул руками,оторвался от пола и повис на небольшой высоте.

Петренко очень этому удивился, потом подумал немножко, еще шире развел руки в стороны, взмахнул руками и неожиданно сам для себя поднялся в воздух.

“Вот это да! – подумал про себя Петренко – Получилось!..”

Петренко взглянул с уважением в глаза диктору телевидения.

- …Ведь что такое Земля? – продолжал говорить диктор – На Земле, дорогие мои друзья, все относительно – Диктор на минуту запнулся. “Наверное, текст забыл” – подумал Петренко, но диктор уже вспомнил текст и продолжал – Даже время, смотрите, и то… как гласят словари, время – это форма последовательной смены явлений и состояний материи – и та относительна, видите?

На экране работники телевидения показыввали звездное небо и звезды, и Петренко смотрел на все это как завороженный.

- После Альберта Эйнштейна – продолжал между тем голос диктора за кадром – мы живем с Вами в новом, четырехмерном пространстве, а не в трехмерном, как думалось нам всем раньше, потому что четвертая наша короордината, а именно время – такая же, как выяснилось, реальность, как и все остальное… - на экране снова появился диктор. Он запнулся, скосил глаза в сторону, подсмотрел в бумажку и закончил предложение - …а именно длина, ширина и высота.

Петренко с удивлением посмотрел на свои часы.

“Вот это да! – подумал он о времени с уважением – Ну ты даешь!” – сказал он, обращаясь непосредственно к нему.

- И стало быть, если время – продолжал дальше диктор - такая же точно коордианата, как и все остальные, то и преодолевать его тоже можно с разной скоростью. И что не исключено, даже при помощи Машины Времени…

“Ух ты!” – Петренко даже присвиснул от удивления и снова с уважением посмотрел на свои часы.

В комнату вошли жена с дочерью. Обе они подозрительно посмотрели на расставленные в стороны руки Петренко.

- Ведра вынес? – грозно спросила жена.

Петренко виновато потупил глаза, но руки не опустил.

- Не успел. – сказал он – Передача очень хорошая. – он снова посмотрел на экран телевизора.

- И все это можете сделать не только Вы, но и все Ваши близкие, Ваши знакомые, родственники и друзья! – сказал диктор.

Петренко посмотрел на жену и дочь.

- А ну-ка, поднимите руки – неожиданно сурово сказал Петренко.

- Зачем это? – сердито спросила жена, но от неожиданности руки все-таки подняла. Вслед за ней подняла руки и дочка.

- А теперь машите руками как крыльями. – продолжил Петренко.

Жена с дочкой переглянулись, но руками все-таки замахали и тут же оторвались от пола.

- Вот это да! – восхищенно воскликнула жена. А дочка немножко испугалась полета и закричала:

- Боюсь!

- Не бойся, глупенькая. – Петренко с удовлетворением перевел взгляд с жены на дочку, а сам про себя подумал: “Вот оно, освобождение!.. Значит, и они уже тоже – безгрешны?..”

- Все мы можем это, если только хотим освободиться от гравитации и от греха… - сказал диктор.

Телевизионщики показали Вселенную, в которой прекрасной мечтой летела планета Земля – именно так подумал Петренко, и голос диктора произнес:

- Однако, гравитация – это величайший скрепляющий принцип… - диктор запнулся - …принцип, при помощи которого и держится все на нашей земле… Ведь можете ли вы себе представить, что было бы, если бы не было гравитации?..

Петренко представил себе и тут же расхохотался. Жена удивленно посмотрела на него:

- Ты чего? – спросила она.

- Слушаю. – коротко ответил Петренко и снова посмотрел на экран телевизора.

На экране снова была наша Вселенная, а потом телевизионщики показали, что могло бы случиться, если бы гравитации больше не было. Вместо шарика, населенного жизнью, Земля представляла бы собой безжизненную пустыню, а люди бы разлетелись в разныве стороны кто куда захотел.

- Представляете, - вдруг сказала жена – а ведь мы с Вами могли бы никогда и не встретиться, если бы не было здесь гравитации…

Петренко с ужасом представил себе, что он никогда бы не встретился с женой и ребенком и весь от этой мысли похолодел.

- Боже мой! – сказал он, подошел к ним и обнял обеих.

“Гравитация. – вдруг с любовью подумал он – Спасибо тебе, дорогая моя…”

В этот день Петренко вышел из дому рано. И гравитация помогла ему встретить еще трех человек, с которыми предстояло Петренко раскручивать свое, собственное дело...

Эпилог

- Словом, не знаю. То ли живу, то ли сплю. Жизнь как сон. И никак не проснуться...
Петренко с мольбой посмотрел на меня.
- Может быть, Вы мне поможете?
- Что?
Я глубоко вдохнул воздух и удивленно посмотрел на Петренко.
“Интересно, - подумал я – как это он догадался?”
- Ну что же, помогу, конечно. – сказал я.
Я взмахнул своей волшебной палочкой и произнес:
- Просыпайся, Петренко. И больше не спи на ходу.
Глаза Петренко широко распахнулись. Он с удивлением посмотрел на меня и произнес:
- Господи! Как же долго я спал!
Потом поднял глаза, сказал “Спасибо, старик” и ушел. И больше мы с ним никогда не встречались.
Но я слышал о нем. Потому что он стал очень известным писателем.
Впрочем, нет. Была еще одна встреча в метро. Но я выходил, а он ехал дальше. И поэтому нам так и не удалось с ним поговорить.
Но я успел заметить: у него уже теперь все хорошо.




 

 

      Главная - Литература - Пиво для Штирлица - Эта страница

яВОТ. Интернет-всячина