Информация
Интересности
Литература
Искусство
Детям
Предложения
Каталог
Об авторе


Детский интернет-журнал «Санька - Бешеный кролик!»

Превосходное место для Вашей рекламы!

Мой мир. Персональный сайт Ольги Тышковец

Архив: история как она есть и загадочные явления

Украина.doc - Сетевое издание



Ироническая фантастика

      Главная - Литература - Пиво для Штирлица - Эта страница





Самая замечательная победа

От издателя

Предлагаем Вашему вниманию небольшую автобиографическую повесть “Самая замечательная победа”, принадлежащую перу небезизвестного Максима Максимовича Исаева, с легкой руки писателя Юлиана Семенова ставшего популярным под именем штандартенфюрера СС Штирлица.

Интересно, что и до сих пор многие в нашей стране убеждены в том, что Максим Максимович Исаев - вымышленный персонаж, созданный воображением Юлиана Семенова. Однако, это неверно. Максим Максимович - реальное историческое лицо, наш с Вами современник, родившийся в 1920-м году в селе Глыбовка Черкасского района, проживший долгое время в США.

После первой своей эмиграции в Америку в 1949 году Максим Максимович сумел завоевать широкий читательский интерес своими первыми романами “Буря”, “Песчаные дюны”, “Свобода” и “Зеленое воскресенье”. Затем был роман-эссе “Изюминка, или сказка о том, как выжить в стране, выжить в которой невозможно...” - своеобразная автобиографическая повесть о своей жизни в Советском Союзе, романы “Побудка”, “За раны”, “Невестка в окне” и многие-многие другие - всего на сегодняшний день в архиве писателя 156 романов, 32 повести и огромное количество рассказов.

Автобиографическая повесть “Самая замечательная победа” писателем была создана в конце 80-х годов и впервые напечатана нью-йоркским издательством “Mu-mu, my friend”. С тех пор повесть неоднократно переиздавалась. В странах СНГ, к сожалению, повесть никогда не была напечатана.

Ироническая фантастика...

Самая замечательная победа,
или пять коротких историй с прологом и эпилогом,
рассказывающие о событиях,
действительно имевших место в жизни Максима Максимовича Исаева,
бывшего советского контрразведчика, бывшего штандартенфюрера СС Штирлица

Пролог

Максим Максимович сидел в кабинете и усиленно изображал радость.

“Еще немного”, - подумал Максим Максимович - и я ее удавлю.”

Максим Максимович невероятным усилием воли подавил в себе страстное желание надеть стул на голову Екатерины Феоктистовны.

"Черт побери. - подумал Максим Максимович - Я слушаю эту историю вот уже 10 лет!"

"Бросить бы все это, - мелькнула у него крамольная мысль - и куда-нибудь в степь!.. В пустыню!.. К черту, к дьяволу, куда угодно, лишь бы там ее не было!..!

Улыбка наконец тронула пересохшие губы Максима Максимовича, и он представил себя в пустыне. Тишь... Песок... Солнце... И он - один... Совсем один...

Максим Максимович на мгновение потерял бдительность, и это не прошло незамеченным.

- Вы меня не слушаете? - сухо спросила Екатерина Феоктистовна, капризно вздернув почерневшим от времени плечиком - Так что же, мне снова все начинать сначала?

- Нет! Нет! Что Вы! - в ужасе замахал руками Максим Максимович - Не нужно! Я все слышал!

Максим Максимович с тоской посмотрел на Екатерину Феоктистовну и представил себе Петра Сергеевича, давнишнего своего приятеля, мокнущего сейчас в ожидании его под дождем.

"Господи! - обреченно подумал Максим Максимович - Я опять ничего не успею!"

Максиму Максимовичу стало ужасно грустно. Эти ставшие за 15 лет традиционными встречи у него в кабинете - 6 раз в неделю - с обязательным пересказом одной и той же истории из жизни Екатерины Феоктистовны истощили Максима Максимовича и расшатали его нервную систему.

"Что же делать?" - снова, в который раз за 10 лет подумал Максим Максимович.

Максим Максимович был умным человеком и понимал, что в мире ничего случайного не бывает. И потому сейчас, как на страшном суде, анализировал свою жизнь, надеясь в своем прошлом отыскать скрытые причины сегодняшней безрадостной своей жизни.

И память услужливо подсовывала ему историю за историей, шаг за шагом подводя его к разгадке этой тайны...

История первая. Брат

Эта история произошла еще до войны.

Максим Максимович сидел в кабачке "Элефант" и внимательно рассматривал собеседника. "Брат, - внезапно подумал он - милый брат..."

Неожиданная нежность разлилась по всему его телу.

Максим Максимович с изумлением поймал себя на мысли о том, что до сих пор жил в придуманном мире. Ведь он ничего не знал о стране, которой так преданно и горячо служил, ни о семье, которую так давно не видел. Вот о брате только сегодня узнал...

Оказывается, у него был брат Вадим, о котором Максим Максимович даже и не подозревал, поскольку родился он уже после отьезда Максима Максимовича за границу. И вот этот-то брат оказался недавно в застенках НКВД по весьма щекотливому делу - однажды, еще в раннем детстве, он, не спросясь на то разрешения ее папы, дергал за косы дочку нынешнего зам.пред. исполкома товарища Бурмыкина - краснощекую Анну.

Максим Максимович с содроганием представил себе положение брата. Что такое НКВД, он знал не только по устным рассказам.

Дело Вадима, а вместе с делом и сам Вадим попали в руки следователя по особо важным делам товарища Бурлакова, лично знакомого с Максимом Максимовичем - оба в свое время проходили отборочный конкурс на замещение вакантной должности "шпион НКВД в одной из буржуазных капиталистических стран". Максим Максимович конкурс этот прошел с блеском, так как был крепок и выдержан, а вот у Бурлакова оказалось рыльце в пушку - некая его родственница, певица Фрося Бурлакова, девица невыдержанная, довольно нелестно отзывалась как-то на одной из вечеринок об устроителях этого конкурса. В результате чего Максим Максимович стал именоваться Штирлицем и был отправлен в далекую Германию поднимать народ на борьбу с фашизмом, а Бурлаков был назначен в спец.отдел по борьбе с бандитизмом.

Ну вот. Первый вопрос, который задал Бурлаков осужденному Вадиму, знает ли тот что-нибудь о родном своем брате Максиме Максимовиче Исаеве. На что тот очень удивился и даже расстроился, когда узнал, что профессия брата - штандартенфюрер СС. Вадим долго что-то рассказывал следователю, но судьба его к тому времени уже оказалась решенной: как один из руководителей западной террористической группы он обвинялся в шпионаже в пользу Востока. Только чудо спасло ему жизнь...

Максим Максимович благодарно посмотрел на сидящего рядом с братом товарища в расшитой украинской рубашке и положил на его руку свою. Тот поднял глаза. Максим Максимович убрал руку.

- Ну что? - спросил товарищ.

- С Богом. - Максим Максимович поднялся.

Вслед за ним поднялись и брат с товарищем.

Они пожали друг другу руки, и брат с товарищем вышли из кабачка.

Штирлиц снова сел за столик и заказал свое любимое пиво. От его натренированного глаза не ускользнула пара в штатском, вышедшая вслед за братом.

"Профессионально" - подумал Максим Максимович.

Он поднял пиво ко рту и надпил его.

"Все-таки чудесное пиво Шультхайс!.." - подумал Максим Максимович.

... Через неделю по рации Максим Максимович узнал о самых последних новостях. Часть Западной Украины стала самостоятельной.

Максим Максимович широко улыбнулся и подошел к зеркалу.

"Ай да Штирлиц! - подумал он - Ай да сукин сын!.."

В окно светило яркое солнце. Максим Максимович подошел к окну и запел веселую песенку.

История вторая. Операция

Погожим сентябрьским утром сидел в своем кабинете Отец народов Иосиф Виссарионович Сталин.

- А где в настоящий момент находится наш верный и преданный делу рабочего класса товарищ Штирлиц? - спросил он сидящего рядом Берия, тщетно пытающегося разомкнуть после бессонной ночи свои уставшие веки.

- Штирлиц?.. Какой Штирлиц? - не сразу сообразил товарищ Берия.

- Ай, ай, ай!.. - пожурил его Иосиф Виссарионович Сталин - Нехорошо, товарищ Берия, забывать о преданнейших делу рабочего класса и мирового пролетариата людях!

- Ах, Штирлиц! - протянул Берия, силясь вспомнить, где и когда слышал эту фамилию. И вдруг - вспомнил!.. Глаза Берия радостно заблестели.

- Штирлиц в Берлине! - чуть не вскричал он.

- Но, но... Тише, тише... Потише, товарищ Берия. Мирных советских граждан разбудите. - Иосиф Виссарионович подошел к окну:

- Нравится мне у них в Берлине... - задумчиво произнес он - Хорошее пиво у них есть. - товарищ Сталин развернулся в сторону Берия - Пиво Шультхайс называется...

Иосиф Виссарионович подошел к столу, открыл ящик и достал оттуда свою любимую трубку.

- Вы свободны, товарищ Берия. - сказал он, набивая трубку табаком.

Товарищ Берия вышел из кабинета.

В тот же вечер Штирлиц принял шифровку: "Алекс - Юстасу. Требуется наладить в Москву регулярную поставку пива Шультхайс." Штирлиц задумался. Задание могло оказаться архисложным...

На следующее утро Штирлиц был у Шелленберга.

- Советское руководство предлагает Вам бартер. - сказал он - Вот список адресов и фамилий агентов немецкой контрразведки, выявленных в СССР, а вот предложения советского правительства. - Штирлиц решил идти ва-банк. Задание Центра должно было быть исполнено любой ценой.

Шелленберг долго крутил в руках бумажку, переданную ему Штирлицем.

- Где же мы возьмем такое количество пива Шультхайс? - задумчиво произнес он. Затем Шелленберг поднял глаза и посмотрел на Штирлица.

- Как Старик? - спросил он.

- Осунулся. - Штирлиц задумчиво покачал головой - Сами знаете... время какое...

- А Пал Палыч?

- О!.. У Пал Палыча радость. - Штирлиц широко улыбнулся - Дочь родилась.

- Да ну? - искренне обрадовался Шелленберг. Но затем снова задумался.

Штирлиц молчал. Он ведь знал, как нелегко принимается единственно верное решение.

- Зайдите ко мне завтра, Штирлиц. - после короткого раздумья произнес наконец Шелленберг. - Я сегодня же переговорю с руководством.

Штирлиц вышел из кабинета.

... Уже через неделю в Кремле вождь мирового пролетариата Иосиф Виссарионович Сталин пил свое любимое пиво Шультхайс. Это была еще одна победа выдающегося советского контразведчика Максима Максимовича Исаева...

История третья. Поезд

Мксим Максимович сидел у себя в купе и с улыбкой смотрел на разметавшуюся во сне жену.

Внезапно в дверь купе постучали. Максим Максимвоич распахнул ее и обнаружил перед собой Шелленберга.

- Вы? Здесь?.. - удивился Максим Максимович - Каким ветром?

- Я. - ответил Шелленберг - Не возражаете?

Максим Максимович молча пропустил Шелленберга в купе.

- Присаживайтесь. - негромко сказал он.

Шелленберг присел на краешек сиденья.

- Мы все здесь. - сказал он.

- Все? - Штирлиц с удивлением посмотрел на него - А как же?..

- Мы сразу же после Вас... - сказал Шелленберг - Как это у Вас, у русских, говорится? Хороший пример заразителен... Так, что ли?

Максим Максимович ничего не ответил.

"Неужели я так удачно сработал? - подумал он - Да, Штирлиц, все-таки кое-чего в этой жизни ты добился!.."

Память вернула его в тот вечер, когда Центр поручил ему разузнать, кто из высшего немецкого командования ведет переговоры с американцами.

"Это и действительно была удачная операция..." - подумал Максим Максимович. Планы немецкого руководства были расстроены, планы советского тоже... Ну, об американской и английской разведке и говорить не приходится.

Максим Максимович с улыбкой посмотрел на Шелленберга.

- Спасибо, что тогда помогли... - сказал он - Если бы не Вы...

- Да ну что Вы! - искренне ответил Шелленбеорг - мы ведь все... в одной лодке...

- А кто же там остался?.. - спросил Максим Максимович.

- Да никого... Ну их...

Максим Максимович удивленно покачал головой.

- Когда прибываем на место? - переключил разговор на другое Шелленберг.

Максим Максимович посмотрел на часы:

- Если верить расписанию, будем через пять минут.

- Чем думаете заняться?.. Есть какая-нибудь... мирная профессия? - Шелленберг с интересом посмотрел на Максима Максимовича.

- Пока что не знаю. - задумчиво покачал головой Максим Максимович - Хотя, кто знает? Может быть, мемуары начну писать?..

Поезд покачнулся и стал замедлять ход.

- Кажется, прибываем... - Шелленберг поднялся и подошел к двери.

- До свидания. - сказал он и улыбнулся.

- До встречи. - улыбнулся в ответ Максим Максимович - Заходите в гости.

Шелленберг вышел, а Максим Максимович с улыбкой взглянул в окно. Огни вечернего Нью-Йорка стремительно неслись навстречу поезду. Максим Максимович широко улыбнулся...

История четвертая. Музыка

Джон Смит, бывший советский контрразведчик Максим Максимович Исаев, он же бывший штандартенфюрер СС Штирлиц отложил в сторону ручку и задумался.

"Интересно, сколько времени я уже здесь?" - внезапно подумал он.

Джон встал и подошел к окну. Мери взбиралась в его любимый вертолет.

"Вот попа! - с улыбкой подумал о дочери Джон - Опять пол-Америки облетит!"

Джон вернулся к столу. На лице его сияла счастливая улыбка.

Смит теперь улыбался всегда. Ну, почти всегда - кроме тех случаев, когда у него просили одолжить деньги.

Джон Смит снова взял ручку и начал писать. Писалось ему, как и всегда, легко и весело. Всплывали различные анекдоты, истории из его прошлой жизни...

"Господи! Хорошо-то как!" - подумал Джон. Внезапно взгляд его упал на страничку календаря.

"Ага! Вот в чем дело! - понял Джон - Я уже ровно два года как здесь!.."

Джону неожиданно вспомнилось, как много лет назад он так сформулировал свой главный жизненный принцип: борьба с дураками, какой бы национальности они ни были.

Да, вот уже два года он здесь, на этой тихой и мирной американской земле, где давно уже никто ни с кем не воет. Да и зачем?..

"Может быть, - подумал Джон - здесь просто знают: дураков победить невозможно?.."

"Однажды - стал писать на бумаге Джон - один мой приятель вывел формулу Совершенства. Назвал он ее ФОРМУЛОЙ Д. И заключалась она в следующем. В любом обществе и в любом государстве, в любом коллективе - везде - есть определенное количество дураков. И число это всегда постоянно. Это - константа, неизменяемое число, от которого никуда нам не деться. Видимо, так уж было запрограммировано природой, а может быть, и самим Господом Богом, я уж и не знаю...

Так вот, задача любого общества и государства - не допустить, чтобы эта константа добиралась до власти. Потому что если она добирается - худо бывает... Вот выполнение этой архисложной задачи, по мнению моего приятеля, и является практическим воплощением Формулы Совершенства - формулы нормального существования любого общества, коллектива и государства... Что же, пожалуй, я с этим согласен..."

Джон оторвался от бумаги и посмотрел в окно. Мирный солнечный пейзаж расстилался за окном.

"Надо будет посадить сюда три березы. - подумал Джон - совсем наш пейзаж будет..."

Смит посмотрел на часы.

"Интересно, - подумал Джон - вспомню ли я французский? Что-то я давно ничего по-французски не пел... А зря... Нужно будет порепетировать..."

Джон Смит - бывший советский контрразведчик Максим Максимович Исаев, бывший штандартенфюрер СС Штирлиц, а ныне - известнейший тенор, собирался на собственный сольный концерт.

День начинался прекрасно.

История пятая. Преображение

Максим Максимович Исаев, президент независимой Украины, сидел у себя за столом в кабинете и размышлял.

"Господи. - подумал Максим Максимович - Нужно срочно что-то предпринимать. Иначе может быть поздно..."

Все сейчас раздражало Максима Максимовича. Он поднялся, вышел из-за стола и включил радио.

"...И вот на это я могу Вам ответить одно. - услышал он чей-то радостный голос - Все они сволочи и подонки. Я единственный среди них интеллигентный человек..."

"Да. - подумал Максим Максимович - пора подключать старые кадры."

Он увидел перед собой лицо Кэт.

"Дорогая моя, славная Кэт. - подумал Максим Максимович - Где ты сейчас?"

Зазвонил телефон. Максим Максимович взял трубку.

- Максим Максимович. - сказала секретарь своим слащавым голосом - Тут к Вам гражданка добивается. Говорит, что она какая-то Кэт, и что Вы ее должны обязательно вспомнить.

"Нет, что ни говори, - подумал Максим Максимович - а телепатия определенно существует."

Он поспешно ответил:

- Впустите ее.

Потом вскочил и чуть не побежал к двери. Вошла Кэт.

Максим Максимович с горячностью обнял ее.

- Господи! - сказал Максим Максимович - Как я за тобой соскучился!.."

Он отстранился от Кэт и взглянул в ее глубокие и все понимающие глаза.

- Ты поможешь мне? - спросил Максим Максимович.

- Конечно. Я потому и пришла.

- Спасибо тебе, родная. - просто сказал Максим Максимович. Потом открыл дверь и позвал секретаря:

- Познакомьтесь с новым пресс-атташе. И подготовьте приказ.

Секретарь удивленно посмотрела на Кэт, смерила ее взглядом и вышла.

Максим Максимович и Кэт весело расхохотались...

Уже через три дня пресса широко обсуждала проводимые в стране реформы.

Страна наконец вышла из кризиса.

История пятая. Преображение (продолжение)

Максим Максимович сидел у себя в кабинете и усиленно изображал радость.

"Еще немного, - подумал Максим Максимович - и я ее удавлю."

"Но, но, - сдержал сам себя Максим Максимович - ты же все-таки бывший разведчик!"

Максим Максимович невероятным усилием воли подавил в себе страстное желание надеть стул на голову Екатерины Феоктистовны.

"Черт побери! - подумал Максим Максимович - Я слушаю эту историю вот уже 10 лет!"

Максим Максимович поднял глаза на Екатерину Феоктистовну. И вдруг, как много лет назад, улыбка тронула его губы.

"Кэт..." - впервые за последние 10 лет ласково подумал Максим Максимович.

Он вслушался в то, что рассказывала ему Екатерина Феоктистовна.

"Господи! - внезапно подумал Максим Максимович - Да ведь в ней же пропадает талант писателя!"

Максим Максимович подавил в себе неожиданно острое желание позвонить Пете, старому другу, директору крупнейшего в стране издательства, вспомнив, что он в это же самое время все еще ожидает его под дождем.

- Кэт. - сказал Максим Максимович, отчего Екатерина Феоктистовна сразу же напряглась.

- Катя. - поправился Максим Максимович - Одевайся. Я тебя сейчас познакомлю с одним очень симпатичным человеком.

Через три месяца женщины Украины взахлеб зачитывались романом Екатерины Феоктистовны Семеновой "Лучик надежды".

Эпилог

...Зазвонил телефон. Максим Максимович поднял трубку.

В трубке кто-то попросил Штирлица.

- Это я. - ответил Максим Максимович - Только фамилия моя Исаев. Максим Максимович.

- Мы хотели бы Вас пригласить в нашу страну. Нам Ваша помощь позарез нужна. - сказали в трубке.

- Представьтесь, пожалуйста. - сказал Максим Максимович - Кто это мы? И что это за страна?

Максим Максимович потер уставшие за день веки.

- Мы - ответил голос из трубки - это группа единомышленников, пытающихся наладить нормальную жизнь в нашей стране. А страна наша зовется так - Зюнзюбэ. Не очень привычно для Вашего слуха, правда?

Так как Максим Максимович промолчал, в трубке спросили:

- Ну так что, Вы согласны нам помочь?

Максим Максимович мгновение колебался, но решение им уже было принято.

Ровно через неделю Максим Максимович прибыл в Зюнзюбэ.

Сердце ему, как всегда, подсказало правильный выбор.




 

 

      Главная - Литература - Пиво для Штирлица - Эта страница

яВОТ. Интернет-всячина