Информация
Интересности
Литература
Искусство
Детям
Предложения
Каталог
Об авторе


Детский интернет-журнал «Санька - Бешеный кролик!»

Превосходное место для Вашей рекламы!

Мой мир. Персональный сайт Ольги Тышковец

Архив: история как она есть и загадочные явления

Украина.doc - Сетевое издание



Киносценарий

      Главная - Литература - Эта страница





Виртуальный Майдан

Фильм пятый
Тот свет

назад

 

Появляется титрВиртуальный Майдан”.

Выходит Денница:

- Ну, здравствуй. Не узнаешь? – улыбается, глядя на зрителя. – Это я. Да знаешь ты меня. Ну, еще бы. Я – Денница, слышал о таком?.. Или – Демиург. Да, это я.

В трубе иногда ошиваюсь. (сквозь зубы, кому-то за кадр)– Не подсказывай, и без тебя знаю.

Труба (снова зрителям) – это место есть такое в Киеве. Подземный переход на… (замолкает) ...привыкнуть никак не могу… на Майдане Независимости…

Собственно говоря, чего я сюда приперся. (указывает пальцем за кадр) Этот меня попросил. Ну, автор который… Расскажи, говорит, как все было.

Кстати (внимательно смотрит на зрителя)… если ты в смысле чего-то продать… ну, душу, например, то я готов с тобой отдельно поговорить….

- Но, но!.. – кричит кто-то из-за кадра (мы слышим голос автора) - Ты по существу давай!

- Да ладно тебю. – произносит, не глядя за кадр, бесцветным голосом Денница – Думаешь, если ты смог меня перехитрить, то и… все?..

- Учти. – продолжает спокойно из-за кадра тот же голос автора – будешь не то говорить, запись остановлю.

- Ладно, ладно. – уже совсем другим тоном произносит Денница и, обращаясь к зрителям, говорит:

-У-у, изверг…

- Но, но… - повторяет еще раз за кадром автор – не о том говоришь.

- Ладно. – успокаивается Денница – по существу. Я по просьбе вот этого (указывает пальцем за кадр) представляю его сериал. Мыльную оперу… (хихикает в ладошку; в ответ снова слышно из-за кадра “но, но…”)

- Ладно. – продолжает Денница – Для тех, кто не смотрел предыдущие серии... И правильно сделал, между прочим –добавляет Денница негромко. Снова из-за кадра слышен угрожающий голос автора: “Остановлю запись”.

Денница продолжает:

- Одним словом, сюжет прост: он находит ее.. то есть барышню, понятно, да?.. но не просто находит где-нибудь, а в банке с пивом, представляете? (Денница закатывает глаза, чтобы это было видно только зрителям).

А заколдовал эту барышню я. Я, я. – говорит он за кадр – И не спорь со мной. Я – Денница, а не ты.

Видно, что Денница доволен этой своей маленькой победой.

- Ну вот. За то, что он – герой этого самого сериала – в свою очередь расколдовал ее, он попадает ко мне.

- Куда это ко мне? – снова голос из-за кадра – Расшифруй.

- Куда, куда… Ко мне, говорю. – повторяет Денница – В рай, куда же еще (смеется).

- Не перестанешь издеваться над людьми, остановлю запись (голос из-за кадра).

- Ладно, ладно. Ну куда же еще, будто они не понимают, куда (указывая на зрителей, говорит Денница автору за кадром).

- Ко мне… Ко мне, господа… Добро пожаловать…. – начинает раскланиваться перед зрителями Денница – В ад, одним словом. – улыбка медленно исчезает с его лица.

Какое-то время Денница молчит, смотрит пристально с экрана на зрителя.

- Продолжай – произносит голос автора за кадром.

- Короче. – продолжает Денница жестко – Я - сам Сатана, ну, и заколдовал я однажды эту самую барышню… Как и почему – это отдельная история, это кя огда-нибудь в следующий раз расскажу… Вот.

И стала она его женой (снова палец за кадр) – А он ее попытался расколдовать. Вот и попал ко мне. Все. Пошел я. Надоело мне тут.

Денница собирается уходить. Но кто-то ему не дает выйти из кадра. Шум, перебранка. Голос автора: “Ты не так и не о том говоришь!”. Голос Денницы: “Не буду об этом!.. Не хочу и не буду!..”

Наконец Денница снова поворачивается к зрителям и, чуть запыхавшись после стычки с автором, завершает свою пламенную речь:

- В общем, так. Фильм пятый. “Тот свет”.

Разворачивается и уходит в противоположную сторону. Голос за кадром: “Куда пошел! Стой, я тебе говорю! Вернись!”

Все затихает. Появляется титрФильм пятый. Тот свет”.

Снова крыша. Лешие. У каждого из них по банке с пивом.

- Ну что же. – говорит первый и поднимает банку, как поднимают бокалы на поминках – Герой умер – да здравствует герой.

- Да. пора возвращаться. – грустно произносит второй.

- Пора. – подтверждает первый.

- Что скажем в центре? – спрашивает третий.

– Что скажем, что скажем. - отвечает первый - Правду скажем. Что умер, мол, при исполнении… - пьет пиво.

Третий – Да я серьезно…

Первый – Ну и что мы можем сказать?..

Третий – Да… по головке нас за это не похвалят…

Второй – Ясное дело…

Первый (перебивает) – Тихо…

Второй – А что случилось?

Первый – Я слышу его голос.

Третий – Чей голос?

Первый – Его.

Второй – Его?

Первый – Подожди.

Второй – Но… постой… Ведь он… умер?

Первый – Так точно. Умер.

Второй – Но?..

Первый – А ты разве не слышишь?..

Второй и третий прислушиваются. И действительно, слышен чей-то голос. Голос напевает, еле-еле слышно, песенку: “Наша служба и опасна, и трудна…”

Второй – У него что, репертуар поменялся?

Третий – В каком смысле?

Второй – Ну… Он раньше это пел… как его?.. А, вспомнил… “Я прошу, хоть ненадолго…” (напевает).

Первый – Да подождите вы. Он там не один.

Третий – А кто там?

Первый – Этот.

Третий - Кто?

Второй – Да кто, кто. Конь в пальто!

Третий – А!.. Этот!..

Второй – Дошло наконец.

Первый – Ладно, хватит ругаться. Пошли лучше посмотрим.

Второй – Куда?

Первый – Туда – на тудыкину гору…

Второй – Но ведь…

Первый – А Вас что, этому в Вашей разведшколе не учили? (сердится) Ну, салаги на мою голову!.. Ладно. Три-четыре. За мной.

Лешие медленно исчезают…

…Герой бредет по пустыне. Звучит закадровый текст:

“…Никогда бы не подумал, что так мучительно умирать… Или это потому, что шкаф на меня упал?.. А вообще, думал: буду жить долго, вечно, всегда. И вдруг – р-раз… И больше не видеть ни солнца, ни света – ни-че-го… Ни даже Верховный Совет никогда… Ни-ког-да… Жалко, конечно… Не Верховный Совет жалко – себя жалко… Да… А это что такое?”

Прямо перед героем полуразрушенное здание. Он подходит к нему…

...И я пошел к нему. Уж очень странным оно мне показалось. Но все же любопытство победило, и я вошел внутрь.

И вдруг… вдруг все переменилось. Зажглись какие-то лампы. Возникли голоса, смех, шум, слезы, крики… И вот, перекрикивая все это, чей-то низкий жесткий голос вдруг произнес: “Тишина! Внимание! Все на сцену!”

Враз все затихло, и я вдруг увидел себя в длинном узком коридоре. Где-то вдалеке капала вода. В конце коридора светилась одинокая лампочка, тускло освещая лишь небольшой участок. Я пошел туда...

Герой идет по длинному коридору и вдруг откуда-то сверху слышит тот же низкий жесткий голос:

- Добро пожаловать в страну грез!

Герой резко остановился. А голос вдруг расхохотался.

- Где ты? – кричит герой.

В ответ на это голос хохочет еще сильнее.

- Кто ты? – снова кричит герой. Но хохот еще мощнее.

- Так вот ты как приветствуешь гостей! – что называется, наобум Лазаря кричит наш герой. И ко всеобщему удивлению, в том числе, и моему, голос затих.

- Кто бы ты ни был, покажись мне. Я хочу видеть тебя! – продолжает герой.

Пауза. Через мгновение длинный узкий коридор исчезает, стены его раздвигаются, и герой оказывается в небольшой, но довольно уютной комнате, заставленной лучшей офисной мебелью.

Прямо посреди комнаты, за столом, восседает никто иной, как знакомый нам уже Денница – диавол во плоти, который внимательно смотрит на Сергея

– Ну, садись. – говорит он.

Наш герой садится.

- Кто ты? – спрашивает Сергей.

- А ты разве не понял еще?

- Ты что, еврей? – продолжает герой - Говорят, только они отвечают вопросами на вопрос.

Денница хохочет, затем, отсмеявшись вволю, говорит:

- Я – Денница… Ну, здравствуй, Сергей.

- Я к тебе в гости не напрашивался.

- Так вот ты какой. – нахмурив брови, произносит Денница.

- Какой?

- Неласковый…

Сергей иронично смотрит на Денницу. Тот меняет тему:

- Ну, как там, у Вас?.. В Украине свободной и независимой?..

- А ты, родной, уж будто и не знаешь?

- Ну, чего ты… - обиделся отчего-то Денница – Я же к тебе по-человечески, а ты… Пива будешь? – спрашивает он дальше без всякого перерыва. И в тот же момент на столе, на аакуратных фирменных салфетках, появляется пиво Шультхайс. Ни слова не говоря, Денница протягивает одну из банок Сергею - Грешно отказываться.

Сергей после минутной паузы берет пиво, но перед этим спрашивает:

- Тоже… заколдованное?..

Денница снова хохочет, не в силах остановиться. Затем говорит:

- Пей. Пей. Пиво прямо из Германии. Спецрейсом. – снова смеется.

Герой меж тем оглядывается. Ну… обычная такая себе комнатка. ничем от других не отличается…

- Вижу, вижу… Интересуешься. – говорит Денница. Он встает и подходит к окну. Распахивает шторы. произносит:

- В окно дуло… Штирлиц задернул шторы… Дуло исчезло…

И вдруг… вдруг наш герой слышит голос, который начитывает очередную рассказку о Штирлице:

"Погожим сентябрьским утром сидел в своем кабинете Отец народов Иосиф Виссарионович Сталин.

- А где в настоящий момент находится наш верный и преданный делу рабочего класса товарищ Штирлиц? - спросил он сидящего рядом Берия, тщетно пытающегося разомкнуть после бессонной ночи свои уставшие веки.

- Штирлиц?.. Какой Штирлиц? - не сразу сообразил товарищ Берия.

- Ай, ай, ай!.. - пожурил его Иосиф Виссарионович Сталин - Нехорошо, товарищ Берия, забывать о преданнейших делу рабочего класса и мирового пролетариата людях!

- Ах, Штирлиц! - протянул Берия, силясь вспомнить, где и когда слышал эту фамилию. И вдруг - вспомнил!.. Глаза Берия радостно заблестели.

- Штирлиц в Берлине! - чуть не вскричал он.

- Но, но... Тише, тише... Потише, товарищ Берия. Мирных советских граждан разбудите. - Иосиф Виссарионович подошел к окну:

- Нравится мне у них в Берлине... - задумчиво произнес он - Хорошее пиво у них есть. - товарищ Сталин развернулся в сторону Берия - Пиво Шультхайс называется...

Иосиф Виссарионович подошел к столу, открыл ящик и достал оттуда свою любимую трубку.

- Вы свободны, товарищ Берия. - сказал он, набивая трубку табаком.

Товарищ Берия вышел из кабинета.

В тот же вечер Штирлиц принял шифровку: "Алекс - Юстасу. Требуется наладить в Москву регулярную поставку пива Шультхайс." Штирлиц задумался. Задание могло оказаться архисложным...

На следующее утро Штирлиц был у Шелленберга.

- Советское руководство предлагает Вам бартер. - сказал он - Вот список адресов и фамилий агентов немецкой контрразведки, выявленных в СССР, а вот предложения советского правительства. - Штирлиц решил идти ва-банк. Задание Центра должно было быть исполнено любой ценой.

Шелленберг долго крутил в руках бумажку, переданную ему Штирлицем.

- Где же мы возьмем такое количество пива Шультхайс? - задумчиво произнес он. Затем Шелленберг поднял глаза и посмотрел на Штирлица.

- Как Старик? - спросил он.

- Осунулся. - Штирлиц задумчиво покачал головой - Сами знаете... время какое...

- А Пал Палыч?

- О!.. У Пал Палыча радость. - Штирлиц широко улыбнулся - Дочь родилась.

- Да ну? - искренне обрадовался Шелленберг. Но затем снова задумался.

Штирлиц молчал. Он ведь знал, как нелегко принимается единственно верное решение.

- Зайдите ко мне завтра, Штирлиц. - после короткого раздумья произнес наконец Шелленберг. - Я сегодня же переговорю с руководством.

Штирлиц вышел из кабинета.

... Уже через неделю в Кремле вождь мирового пролетариата Иосиф Виссарионович Сталин пил свое любимое пиво Шультхайс. Это была еще одна победа выдающегося советского конрразведчика Максима Максимовича Исаева..."

- Ты куда улетел? – неожиданно слышит герой снова голос Денницы. И возвращается в ад… Увы… Хотелось бы сказать, на землю. Но до земли, ой, как далеко…

- Ты что, даже разговаривать со мной не хочешь, что ли? – обидчиво спрашивает Денница.

- Чего ты от меня хочешь? – устало спрашивает наш герой.

- А ты как думаешь?..

- Ну… Не знаю… Пива, наверное, не с кем попить…

- Все шутки шутишь…

Какое-то время они молча пьют пиво. Затем Денница говорит:

- Люба мне всегда жена была твоя. Лучшая из моих пациентов, которых я когда-либо встречал…

- Так это был ты?..

- А что – не похож? – Денница поднялся. Прошелся по комнате.

- Ну, ладно… - продолжает дальше Денница – оставим это. Сказки любишь?.. Да знаю, знаю, не отвечай. Вот “Царевну-лягушку” регулярно ребенку почитываешь… Хорошая сказка… Особенно тот кусок, когда не дождался Иван-дурак, пока закончится время заклятия, да и спалил кожу-то царевны… Трудно потом пришлось ему, бедному... Ну что же, судьба, видать, у него такая была – тяжелая карма, как говорится…

Герой внимательно смотрит на Денницу:

- К чему это ты?

- Я-то? – Денница внимательно смотрит на Сергея.- Так ведь я жену твою колдонул. Что же ты, не спросясь, ее расколдовываешь?.. Нехорошо, братец, это. Нехорошо… - Денница покачал головой – Отвечать, видно, придется…

- Перед кем отвечать? Перед тобой?

- А хоть бы и передо мной? – Денница снова сел, открыл ящик стола и достал оттуда трубку – точь-в-точь как у Иосифа Виссарионовича.

Герой внимательно посмотрел на эту трубку:

- Так что же ты от меня хочешь?

Денница не торопясь набивает трубку куревом, закуривает и говорит:

- Странные, однако, вопросы задаешь ты мне, мой друг… Такой образованный, много читаешь, и вдруг… Будто не знаешь?.. Во всех книжках об этом написано… - делает затяжку – М-да…

- Задушить бы тебя! – вдруг вырывается у героя.

- Хорошо шутишь. – искоса посмотрев на героя, произносит Денница; снова затягивается – Метко шутишь.

Молчание. Затем Денница продолжает:

- А у нас тут хорошо… Никуда не торопимся… Вы вот там все куда-то спешите… - новая затяжка – Зачем?.. Все равно ко мне скоро…

- Так что же ты от меня хочешь – душу? – не выдерживает сергей.

- Хороший вопрос. – продолжает Денница – Очень хороший вопрос…

Он смотрит куда-то в сторону…

- Фигу хочешь? - спрашивает между тем Сергей у Деннницы.

Тот поворачивает голову на Сергея, но прямо на него, извините, смотрит дуля.

- Все шутишь. – не вынимая трубки изо рта, произносит Денница. – Ну, шути, шути. Время есть. Много времени. Ты тут посиди, подумай, а я пошел. – Денница поднимается и выходит из комнаты. Герой остается один в комнате. Он медленно поднимается и подходит к окну. За окном – нарисованный гуашью ночной пейзаж: река, светит луна, сияющая огнями избушка…

Герой обхватьывает руками голову…

Крыша. Где-то за кадром произносится “Три-четыре”. Это вернулись трое леших. Уж за кого-кого, а за них можно быть спокойными – вот они уже материализуются.

- Ну что? – спрашивает третий – Как думаешь, выпутается наш герой?

- Да вот не знаю. – отвечает первый.

– А ты как думаешь? – обращается он ко второму.

Второй какое-то время молчит, затем произносит:

- Не знаю...

- Что делать будем? – спрашивает снова третий.

Первый молчит, потом произносит:

- Ну что же, пора домой возвращаться. Видать, не вернется уже никогда наш герой в этот мир.

Второй – Почему?

Первый – Да вот. Не договорятся они с этим никак.

Третий – Жалко…

Первый – Жалко, конечно. Тем более, что и нам… Ладно, давай свое пиво…

Третий материализует пиво Шультхайс, и все трое его жадно пьют.

- Хорошее пиво. – говорит первый.

- Хорошее. – соглашается второй.

- Жалко парня. – говорит третий.

- Жалко, конечно. – произносит первый – Да что же делать...

Потом, после паузы, произносит:

- Ну что, попили?

Второй и третий, ни слова не говоря, лишь кивают головой.

- Ну, тогда три-четыре.

Все трое леших исчезают…

ТитрКонец фильма пятого”.

дальше


 

 

      Главная - Литература - Эта страница

яВОТ. Интернет-всячина