Информация
Интересности
Литература
Искусство
Детям
Предложения
Каталог
Об авторе


Детский интернет-журнал «Санька - Бешеный кролик!»

Превосходное место для Вашей рекламы!

Мой мир. Персональный сайт Ольги Тышковец

Архив: история как она есть и загадочные явления

Украина.doc - Сетевое издание



Интервью

      Главная - Информация - Все интервью - Эта страница



Леонид Владимирский

Уверен: как только я произнесу имя героя сказки "Приключения Буратино", в Вашей памяти моментально всплывет образ веселого и разбитного мальчугана в полосатом красно-белом колпачке с кисточкой.
Рисованный образ этого деревянного человечка с хитрой улыбкой давно завоевал любовь детей и стал классическим. А ведь создал его замечательный российский художник Леонид Владимирский - наш гость.
Однако иллюстрировал художник не только "Приключения Буратино", но и многие другие сказки Александра Волкова, Джанни Родари и других авторов.
С разговора о книгах мы и начнем нашу беседу.

   

Леонид Владимирский


«Детский возраст души»
Трудно оставаться ребенком. Но можно...

- Леонид Владимирович, сколько всего книг Вы проиллюстрировали?
- Наверное, я Вас разочарую, но по-настоящему я проиллюстрировал все лишь три книги - "Приключения Буратино", "Волшебник Изумрудного города" и "Руслан и Людмила".
- А хотя бы приблизительное количество рисунков, которое Вы сделали, можете назвать?
- Сколько сделал картинок?.. Не считал. Одного Страшилу я рисовал более 400 раз. Более 150 рисунков Буратино…
Кстати, из-за популярности Буратино со мной часто происходили смешные ситуации. Так, однажды я решил принять участие в выставке "Художники - детям" и нарисовал большого Буратино. Показываю председателю жюри. Тот посмотрел и говорит: "Безобразие! Вы ведь взяли общеизвестный образ! А мы принимаем только уникальные работы. Вы что, не знаете?" Я ничего не ответил и ушел.
- A каким мальчиком Вы были в детстве? Были ли в чем-то похожи на Буратино?
- Был я мальчиком тихим и совсем не похожим на Буратино. Мечтательным, читал книжки, рисовал волшебников, волшебниц и драконов…
- Кем хотели стать?
- Путешественником. Но такой профессии нет, поэтому отец мне сказал: "Иди учись на инженера, а там видно будет". Вот я и пошел учиться в инженерно-строительный институт.
- Закончили?
- Не успел. Помешала война.
Сейчас я понимаю, насколько неправы те, кто рассуждает, как мой отец. Поэтому если есть сильное, настоящее желание, всегда нужно идти своим путем. А родители должны просто направлять ребенка. Только тогда человек станет счастливым. Ведь счастье - это любимая работа и дружная семья.
- Что Вам более всего запомнилось из Вашего детства? Есть ли самое яркое воспоминание?
- Больше всего мне запомнился двор на улице Палиха в Москве. Зеленый, с кленами, травой, кустами... Там мы играли в индейцев и стреляли из луков в кур, которых было множество. Куры кудахтали, выбегала хозяйка и с криком разгоняла нас.
Да, видимо, я и действительно был не очень тихим мальчиком…
А еще в песке я рисовал миниатюрные карты стран. Делал насыпные горы, из спичечных коробков строил дома… В общем, строил свою волшебную страну, после чего сам по ней и путешествовал.
- Были ли в детстве у Вас любимые герои? Какие?
- Были, конечно. Буратино, правда, тогда еще не было. Кто был?.. Д'Артаньян, Айвенго, Чингачуг..
- А как и когда Вы впервые "встретились" с Буратино?
- Я с ним познакомился в художественном институте, когда мне было лет 29. Это была моя курсовая работа.
- Вы же рассказывали об инженерно-строительном институте?
- Да, но я занимался еще и в художественном. На художника-мультипликатора. И диплом красный получил в 31 год.
Защищался готовым диафильмом, а не рисунками, как остальные студенты. Поэтому меня тут же взяли главным художником на "Диафильм", а мою дипломную работу - "Руслан и Людмила" - опубликовали и заплатили мне за это тысячу рублей.
Я страшно разбогател и стал делать диафильмы. Всего их у меня десять.
Потом появилась книжка про Буратино, а вслед за ней - "Волшебник Изумрудного города".
А попал я в этот институт так.
После войны нужно было возвращаться в строительный (мне оставалось там доучиться еще год). Но однажды мы с приятелем, гуляя, зашли во ВГИК - хотели посмотреть, симпатичные ли там абитуриентки.
Нас приняли за поступающих. Какой-то человек подошел и начал спрашивать: "Вы на какой факультет? Рисуете?" Я робко признался, что пробовал (нам в строительном преподавали рисунок).
Пришел домой, рассказал жене. "Хочешь, - сказала она, - поступай". Я засомневался: "Там ведь шесть лет учиться. На что жить будем?"
Но жена настаивала на поступлении. Так я и оказался в художественном институте.
То есть фактически я только в 25 лет начал рисовать. Если бы жена не настояла, я бы не рискнул. И не стал бы художником…
- Как долго создавался образ Буратино? Кто послужил его "прообразом"?
- Буратино я рисовал с дочери (ей тогда было 5 лет). Привязывал ей на веревочке картонный нос, и она мне позировала. Когда же ей стало 9 лет, она превратилась в Элли.
Теперь рисую Буратино с детской фотографии внучки и даже с правнука, которому сейчас 5 лет.
Потом, когда уже работал на студии "Диафильм", я узнал, что еще до войны готовился диафильм "Золотой ключик". Алексей Толстой написал к нему кадроплан (то есть покадровый текст), а художник Радлов уже рисовал Буратино. Но потом началась война, и работа была остановлена.
Всего было всего три экземпляра текста, причем, один сгорел на "Диафильме", когда туда попала бомба, второй сгорел вместе с Домом художника. Только третий сохранился в архиве Литинститута. Я нашел его и сделал двухсерийный диафильм, а потом и книжку - с коротким текстом, для малышей, которые учатся читать.
Диафильм вышел в 1953 году, а книжка - в 1956-м. Так я и начал заниматься книгами.
- Вместе с Александром Волковым Вы сделали шесть книжек об Изумрудном город. С чего все началось?
- После Буратино нужно было делать что-то еще. Я пришел в библиотеку Дома детской книги и попросил дать что-нибудь интересное.
Так я и получил маленькую зеленую книгу "Волшебник Изумрудного города", отпечатанную на плохой бумаге, но с замечательными штриховыми иллюстрациями Николая Радлова.
Произошло это в 1957 году.
Книжка мне очень понравилась, и я разыскал Волкова (оказалось, он жил в соседнем доме). Мы сделали цветную книжку, которую стали покупать еще лучше, чем первую. А потом пошли письма от детей с просьбой написать продолжение.
Мы стали продолжать серию. Так двадцать лет и проработали душа в душу.
- Какой из героев для Вас оказался самым сложным, какой - самым простым? Какой из созданных вами образов Вы считаете наибольшей своей удачей?
- Простых персонажей нет и не может быть. Самыми удачными я считаю, конечно же, образы Буратино и Страшилы. А вот самым сложным для меня оказался образ Людмилы из поэмы Пушкина "Руслан и Людмила".
Это была моя дипломная работа.
Людмила из сказки нравилась всем, вот я и решил, что и моя Людмила тоже должна всем нравиться. Вначале я рисовал девушек на улице, после чего показывал рисунки своим приятелям. Если хоть одному не нравилось - браковал.
Так нарисовал девятнадцать Людмил. Потом решил, что хватит подлаживаться под чужие вкусы, нарисую такую Людмилу, которая понравилась бы мне самому. И нарисовал.
Друзья посмотрели и сказали, что у меня плохой вкус, что это официантка из ресторана.
И тогда я понял - нужно нарисовать такой образ, который понравился бы Александру Сергеевичу. Подумал - сделал. Поставил перед собой портрет Натальи Николаевны - и начал рисовать.
Так и возникла грустная русская княжна. Кстати, этот вариант одобрили все мои приятели.
- А страшных волшебниц и злых героев рисовать Вам просто?
- Не всегда. Например, я долго мучался с Арахной, злой колдуньей из "Желтого тумана". Ведь, по книжке, это грубая, примитивная великанша, напустившая желтый туман на Волшебную страну. Пытаясь "увидеть" эту героиню, я целыми днями ездил в метро, сидел на вокзалах и рисовал старушек. Но ни один из этих рисунков Волкову не понравился.
И вот однажды поздним вечером я возвращаюсь домой усталый, а навстречу мне идет моя соседка. И я понял - вот она.
Вышла книжка, мне приятели и говорят: "Коммуналка - страшная вещь! Ты смотри, если она в книжке себя узнает, обязательно насыплет тебе яду!"
Я не стал этого ждать, пошел на кухню и говорю: "Марья Алексеевна, знаете, у меня вышла книжка, вот, посмотрите". А она мне: "Поздравляю!"
Прошло некоторое время. Я устал ожидать "трагической развязки", пошел к ней и сразу же открыл картинку с Арахной. Она посмотрела и говорит так спокойно: "Похожа! На соседку из шестой квартиры. Такая же противная".
- Говорят, у каждого художника есть свои секреты. У Вас они есть?
- У меня их целых 481! А если без шуток, то секрет моего успеха, думаю, состоит в том, что мои рисунки - нечто среднее между книгой и кино. Это как фильм на бумаге. Все иллюстрации связаны между собой.
Я ведь мультипликатор. Поэтому стараюсь делать так, чтобы, рассматривая картинки, ребенок мог рассказать сюжет книги.
- Как вообще происходит процесс "рождения" Ваших героев? Есть ли какая-то схема?
- Нужен интересный сюжет, интересная сказка. Нужно заинтересоваться, только тогда что-то получится. Главное, чтобы был интерес.
Это как в жизни. Чтобы родился ребенок, прежде всего должен возникнуть интерес к женщине…
- Вы написали две собственные книги - "Буратино ищет клад" и "Буратино в Изумрудном городе". Сделали к ним рисунки. Что для Вас оказалось более легким - писать или рисовать?
- Пожалуй, писать. Можно быстрее зафиксировать мысль. А рисование - дело долгое и трудное. Ведь один рисунок занимает у меня иногда пару недель, а то и больше.
- Как возникла идея Ваших книг?
- Захотелось написать и мне сказку о своих любимых героях. Я очень люблю Буратино и Страшилу, вот и перезнакомил их наконец.
- Естественно, Вам часто приходится давать интервью. Какой самый распространенный вопрос?
- Самый распространенный вопрос "Почему Вы работаете для детей, а не для взрослых?".
- Какой вопрос Вам никогда не задавали, а хотелось бы?
- Такой (улыбаясь): "Куда Вам перечислить миллион долларов?"
- Какой вопрос Вы бы задали себе сами?
- "Счастливый ли Вы человек?". Отвечать на этот вопрос не буду, сами догадайтесь.
- Легко догадаться. И все-таки, подтвердите: Вы счастливый человек?
- Конечно! Ведь я занимаюсь любимым делом, да еще получаю за это немного денег. И никогда не рисую то, что мне не нравится, даже если денег совсем не осталось.
Мне мой приятель говорит: "Я нарисовал 200 книг". Ну и что? А я за свои пятьдесят творческих лет нарисовал только двадцать книг, ну а если по-серьезному оценивать - только три. Зато их тиражи составляют больше двадцати миллионов.
И я совершенно не ощущаю себя "уходящей особой" прошлого века.
- Если бы у Вас появилась фантастическая возможность прожить жизнь еще раз, воспользовались бы Вы этой возможностью? Если да, изменили бы что-то в своей жизни? Что?
- Возможностью бы воспользовался, но менять ничего бы не стал. Продолжал бы работать для детей. Ничего на свете лучше нет!!!
- Что бы Вы пожелали нынешним мальчишкам и девчонкам?
- Пожелал бы побольше читать. На свете ведь так много интересных книжек! Все, правда, не прочесть, а жаль…
- Вам недавно исполнилось 85. На Ваш взгляд, Вы "соответствуете" этому возрасту?
- Я считаю, что у людей есть еще возраст души. У тех, кто занимается творчеством, он проявляется более четко.
Маршак, например, писал так: "Когда я сажусь писать стихи, мне шесть лет". Когда у Астрид Линдгрен спросили, вспоминала ли она себя в детстве, работая над книгами, она ответила: "Ничего подобного. Я сажусь за стол и просто чувствую себя девчонкой".
Художник Юрий Васнецов рисовал для очень маленьких детей. А секрет его успеха состоял в том, что он всегда делал только то, что ему было интересно. Он был искренен. И получалось так, что и детям это было интересно.
Сохранить "детский" возраст души очень трудно, потому что жизнь суровая. Как мне кажется, лично я сумел его сохранить и в 85 лет.



© Сергей Тышковец * январь 2006
  


      Главная - Информация - Все интервью - Эта страница

яВОТ. Интернет-всячина


Купить диплом в Кургане - еще по теме. Лучшее предложение!